LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Культура. Наука. Освіта → Арендные земельные отношения в Крыму (1920-1926 гг.)


Бородин С.В.

Арендные земельные отношения в Крыму (1920-1926 гг.)


До октября 1917 года в крымской деревне была широко распространена аренда нетрудовых земель. Она, в основном, сохранилась и в годы гражданской войны. Это вызывало недовольство основной массы крестьян. Неслучайно ликвидация ее была одним из требований крестьянства в период революционных потрясений. Поэтому первые советские аграрные законы устанавливали запрет на арендное использование земли. В ст.46 закона о социализации земли говорилось: "Никто не может передавать прав на пользование находящимся у него участком земли другому лицу" [1].

Запрет на аренду земли стал действовать в Крыму с конца 1920 г., но это не привело к ликвидации здесь арендных земельных отношений. Продолжали действовать причины, порождавшие безземелье и малоземелье немалой части крестьянских дворов, экстенсивность их хозяйствования. Сохранялись и прежние условия земаренды, в частности, на бывших частновладельческих землях использовалась скопщина. Арендаторы продолжали пользоваться землей на прежних местах, оставались не выселенными из своих имений бывшие владельцы. Земорганы зафиксировали в 1921 г. несколько случаев внесения арендаторами платежей бывшим владельцам земли. С укреплением советской власти арендные отношения прекращаются, наступает период безвозмездного пользования национализированной землей [2].

Голод 1921-1922 гг. не мог не оказать влияния на арендные отношения. К старым факторам, стимулирующим аренду, добавился новый – ослабление производственных мощностей многих крестьянских дворов. Это не позволяло им собственными силами обработать всю или часть находившейся в пользовании земли и вынуждало использовать ее арендным способом. Поэтому законодательное запрещение аренды не прекратило аренду, а лишь привело к распространению в селе тайных арендных отношений, принимавших нередко неравноправный характер. В районах спецкультур это имело форму переуступки прав на пользование их участками.

С 1923 г. начинается постепенное восстановление производительных сил крестьянских дворов, развитие в условиях нэпа рыночных отношений. В результате этого у части крестьян, имевших достаточное количество рабочего скота и сельскохозяйственного инвентаря, расширяются потребности в земаренде. Одновременно сохранялся немалый контингент неимущих и малоимущих сельских жителей, которые испытывали недостаток средств производства. В 1926 г. 86% крестьян степного Крыма не были в должной степени укомплектованы средствами производства [3]. Чтобы поддержать свое существование, они были вынуждены вступать в сферу земельных арендных отношений.

В предгорных и горных районах Крыма в связи с особым характером возделывания культур, основанным главным образом на применении ручного труда, для распространения арендных отношений имел значение и недостаток рабочих рук /30,2 % крестьянских хозяйств/ и отсутствие табачной рассады [4]. Видимо, имело значение и то, что некоторые крестьяне, не отличавшиеся трудолюбием, просто не стремились к ведению собственного сельскохозяйственного производства.

Однако основным фактором, стимулировавшим развитие земельной аренды, были изменения в советском аграрном законодательстве. В результате аренда перестала быть внезаконным явлением и получила легитимный статус. Земельный кодекс РСФСР предоставил сельским трудовым хозяйствам право на сдачу всей или части своей земли в аренду. Однако это право носило ограниченный характер. "Аренда, – говорилось в ст. 31, – допускается только трудовая: никто не может получить по договору аренды в свое пользование земли больше того количества, какое он в состоянии дополнительно к своему наделу обработать силами своего хозяйства" [5]. Трудовой характер аренды не позволял арендаторам организовать крупное товарное сельскохозяйственное производство с использованием наемной рабочей силы. Не позволяло это делать и то, что законом допускалась только кратковременная переуступка прав на землю трудового пользования. Сдача в аренду земель при отсутствии правильного севооборота допускалась на срок до трех лет или на срок не более того времени, которое было необходимо для проведения на арендуемом земучастке одного севооборота.

Непродолжительный срок аренды имел негативные последствия: арендатор не был заинтересован в восстановлении плодородия арендуемой земли. Особенно отрицательно это сказывалось на состоянии арендуемых участков спецкультур. Поэтому в горном и предгорном Крыму при определении сроков аренды участков спецкультур стали руководствоваться ст. 30 земельного кодекса, которая позволяла в исключительных случаях с разрешения земорганов удлинять срок аренды до 6 лет [6]. Земельный кодекс обязал участников арендных отношений временную переуступку прав на землю трудового пользования обязательно оформлять договором аренды (в письменной или устной форме), ограничил развитие предпринимательских тенденций в сельском хозяйстве, категорически запретил субаренду земельных участков.

В.В. Кабанов утверждал, что уничтожение помещичьего землевладения привело к ликвидации вненадельной формы аренды земли [7]. Применительно к Крыму это утверждение неправомерно. Здесь аренда в значительной степени развивалась на вненадельных землях. Значение вненадельных земель стало возрастать в середине 20-х годов. Основной причиной этого было межселенное устройство и задержки с внутриобщинным закреплением земли за ее пользователями, что сохранило у многих крестьян потребность в дополнительном землепользовании, усиливавшуюся в связи с постепенным ростом их производственных возможностей. С другой стороны, межселенное закрепление земли постепенно выделяло и закрепляло фонд земель непосредственного государственного владения, участки которых все больше становились объектом арендных отношений. В середине 20-х годов аренда участков ГЗИ, как в степных, так и в спецкультурных районах, приобрела первостепенное значение в сфере арендных земельных отношений. После 1925 г. значение вненадельных земель в сфере арендных отношений стало