LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Культура. Наука. Освіта → Архетип и жанр (К вопросу о детерминантах англо-американской исторической беллетристики)


Татаринцева Р.И.

АРХЕТИП И ЖАНР


К вопросу о детерминантах англо-американской исторической беллетристики.

На протяжении последних четырех столетий картина Средневековья претерпела решительные изменения - от принижения и отрицания мыслителями Возрождения до постижения и осмысления этой эпохи в общеевропейском историческом процессе, особенно в исследованиях историков и культурологов XX века. "Современный рационализм рассматривал Средние века как мрачный период истории. Подчеркивалось отсутствие личной свободы, эксплуатация массы населения незначительным меньшинством, узость взглядов ..."[13,43].Это – устаревшая оценка, входящая в противоречие с более объективным выводом: "Хотя человек не был свободен в современном смысле, - он не был при этом ни одинок, ни изолирован. Занимая определенное, неизменное и бесспорное место в социальном мире с самого момента рождения, человек был закреплен в какой-то структурированной общности; его жизнь была с самого начала наполнена смыслом, что не оставляло места сомнениям, они и не возникали... Зато было достаточно много проявлений конкретного индивидуализма в реальной жизни"[13, 44-45]. Главное же, на наш взгляд, в рассуждениях Э.Фромма заключается в том, что" Средневековое общество не лишало индивида свободы уже потому, что "индивида" как такового не существовало. Человек еще был связан с миром первичными узами; он видел себя лишь через призму своей общественной роли (которая была в то же время и его естественной ролью), а не в качестве индивидуальной личности. Точно так же и любой другой человек не воспринимался как "индивид"[13,45]. Описание классического понимания этого феномена принадлежит Якову Буркхардту, швейцарскому культурологу XIX в.: "В Средние века обе стороны самосознания по отношению к внешнему миру и своему внутреннему "Я" как бы дремали под одним общим покрывалом. Покрывало было соткано из бессознательных верований, наивных воззрений и предрассудков; весь мир с его историей представлялся сквозь это покрывало в своеобразной окраске, и человек познавал себя только по расовым особенностям или по признакам, различающим народ, партию, корпорацию, семью, другими словами, понятие личности связывалось всегда с какой-нибудь общей формой" [Цит. по 13,46]. В связи с этим интересно мнение выдающегося русского философа Льва Карсавина, утверждавшего, что историческое развитие не подчинено концепции причинности, так как причинность - это проявление внешнего влияния, а развитие состоит в качественном диалектическом изменении, происходящем внутри "целого", а не посредством дополнения целого чем-то извне [I,175]. Поэтому период Средних веков, если рассматривать его в структуре генезиса человеческого общества, вне связи с греко-римской античностью как локальным феноменом, оказывается и органичным и логичным.

Такой вывод становится доказательным, если учитывать, что "возникновение античного общества настолько загадочно", что в современной исторической мысли это явление уже названо "социальной мутацией"[17,93], oчаговой цивилизацией, выпадающей из периодизации качественно отличных этапов истории человечества.

Современная историческая наука употребляет обозначение "Средние века" как устоявшееся хронологическое и содержательное понятие, охватывающее время между Античностью и Новым временем – V-XVI вв., более тысячелетия истории Западной Европы. Выделяют периоды раннего (V-IX вв., "темные века"), зрелого (X-XIII вв.) и позднего (XIV-XVI вв.) Средневековья. Естественно, достаточно трудно установить бесспорную грань начального, "раннего" периода, нижние хронологические рамки, поскольку элементы античной культуры и социальной практики удерживались в течение длительного времени. "На протяжении средневековой эпохи Европа прошла огромный путь, насыщенный радикальными изменениями во всех без исключения областях"[4,10]. Наиболее зримы трансформации в области теологии – христианизация Европы, в духовной сфере, литературе и искусстве. Средневековье сформировало собственный ментальный универсум и свой хронотоп, сложившийся из "линейного необратимого времени и иерархически выстроенного, насквозь символичного пространства, идеальным выражением которого является микрокосм храма"[7,519]. Исключительную роль в этот период сыграли христианская религия и римско-католическая церковь. "Именно христианство стало основной осью складывавшегося с V века в Западной Европе мира, которая влияла на все стороны жизни человека, его духовные приоритеты, устои общества [8,24], одним из которых была хозяйственная жизнь. Поэтому важной особенностью средневекового ментального универсума явилось отношение к хозяйственной, экономической деятельности, основанное на двух предпосылках: "Экономические интересы второстепенны и должны быть подчинены подлинному делу человеческой жизни - спасению души" и на действия, связанные с ними, распространяются требования морали [13,54]. Разумеется, "картина мира средневекового человека не была монолитной, - она дифференцировалась в зависимости от положения того или иного слоя общества"[4,11]; и если общая картина западно-европейского Средневековья может рассматриваться в отдельных деталях, фрагментах, то один из них – британский, английский.

Время раннего и зрелого Средневековья (V-XIII вв.) - длительный исторический период, вобравший в себя складывание феодальных отношений, единение и развитие этнического самосознания переселившихся в Британию племен англосаксов, формирование английского народа.

Если в V–м веке автохтонные кельты и пришлые англосаксы, юты и фризы являлись еще раздельными племенами, то во второй половине I –го тысячелетия противостояние местным иноплеменникам связало пришлых кровнородственным союзом. Развитие социальной и хозяйственной дифференциации постепенно складывало раннефеодальные отношения, изживавшие родоплеменные и устанавливающие господство и подчинение. Процесс феодализации размывал этническое расслоение, постепенно сливая переселенцев в единую общность, в народ. Социальное и имущественное расслоение формировало структурную вертикаль общества, о чем обстоятельно говорит в третьей главе своей монографии "От англосаксов к англиченам" Е.А.Шервуд [16].

Процесс трансформации племенного сознания в самосознание народа завершается к концу раннефеодального периода. Интересно отметить, что в VII в. появляется термин "англичанин", в XI в. понятия "английский язык" и "Англия". Тогда же, перед нормандским завоеванием, англосаксы в Англии почти консолидировались как народ, однако этот процесс, как и формирование этнического сознания, завершился после нормандского завоевания [16,180-228]. Благодаря этому к концу раннего Средневековья Англия имела уже значительную традицию письменной культуры, древнеанглийской литературы. В частности, сохранились памятники народной словестности, эпические произведения, записанные около тысячи лет назад на древнеанглийском языке. Анализу этих произведений посвящена замечательная часть интересной монографии Е.А.Мельниковой "Меч и лира". Так, исследовательница отмечает, что в эпических поэмах "Видсид(VII в.) и "Беовульф" (VIII в.) главным содержанием является подвиг, и не для личной славы героя, но для блага всего общества, вне которого находятся его враги. Борьба абсолютного добра с абсолютным злом - лейтмотив содержания этих поэм. Интересно, что общество, во благо которого совершаются героические