LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Культура. Наука. Освіта → Архетипичный образ Андрогниа, как символ самости, в алхимической традиции

25


Забелина Л.А.

Архетипичный образ андрогниа, как символ Самости, в алхимической традиции


В своей исследовательской работе, посвященной рассмотрению архетипа Самости, как целостной психической структуры, интегрирующей в себе противоположные проявления сознания и бессознательного, особое внимание Юнг уделил алхимии. "Алхимия описывает то, что я называю Самостью, – писал Юнг, – как incorruptible, то есть как субстанцию, которая не может быть растворена, Единое и Неделимое, не сводящееся к чему–нибудь еще, и в то же время Всеобщее" [1, с. 100].

По мнению Юнга, в алхимии нашла свое продолжение гностическая философия. Хотя, если рассматривать алхимию более широко, следует отметить, что алхимия является транскультурным феноменом. Она была частью эзотерических традиций Египта, Греции, Малой Азии, Аравии, Индии, Тибета и Китая. Но, пожалуй, свое самое широкое развитие алхимия получила на Западе, в рамках гностической философии средневековья, выражающей свое откровение на языке символов. "Западная мудрость, Аналогичная Йоге, более или менее не доступна, за исключением специалистов – Она мудрость тайная и искажена до неузнаваемости тем, что сформирована как эзотерическая система, и еще всей той бессмыслицей, которой последняя обставлена. В алхимии покоится спрятанная западная созерцательная Йога, но она хранила тщательно скрываемую тайну из–за страха ереси и ее ужасных последствий" – писал Юнг [2, с.99]. Алхимия выступает как учение о самосовершенствовании человека, записанное аллегорическими символами. Под этой сложной, и порой крайне запутанной алхимической символикой сокрыта мистическая доктрина пути реализации адептом своего духовного потенциала, через слияние мужского и женского начал, сознания и бессознательного. По мнению Юнга, то, что выражает символизм алхимии, составляет проблему развития личности в процессе индивидуации.

В своей теоретической основе алхимия исходит из предпосылки о двойственном принципе сущности металлов, и о переходе элементов из одного состояния в другое. Это подобно взаимопереходу инь и ян в бесконечных трансформациях Дао, и, аналогично даосской алхимической традиции – нэй–гун, западная алхимия исходит из представления о субстанциональном единстве мира и универсальности перемен.

В восточном мистицизме алхимическое делание известно также как взаимодействие энергии кундалини – символа женского начала в человеке, олицетворяемого Шакти, с высшей энергией сознания, или мужским принципом, персонифицируемым Шивой. Если рассматривать технические приемы тантры с позиции аналитической психологии, то здесь Шакти выступает как изначальная энергия бессознательного, prima materia, содержащая в себе семена всех вещей. Для ее открытия адепты тантризма должны овладеть принципом сознания, осуществляющим контроль за внутренними психическими процессами, что в ходе полной духовной реализации приводит к раскрытию Самости, в которой две противоположные тенденции сознание и бессознательное. Шива и Шакти, уравновешивают друг друга до целостного андрогинного образа Ардханаршлвары. Таким образом, Камень, добываемый искателем, прежде всего, обозначает глубокое внутреннее стремление найти свою подлинную духовную природу, выражаемую через архетип Самости, в которой отсутствует всякое разделение.

Истинную природу Великого Делания позволяло постичь лишь подлинное эзотерическое посвящение. По своей сути алхимия всегда было глубоко эзотерична, и таинство алхимического процесса преобразования, как и во всех мистических учениях, передавалось только от учителя к ученику во время посвящения. Поэтому в самой алхимии различают ее внутреннюю и внешнюю стороны.

Внешняя алхимия выступала как достаточно завуалированный, но все же и для непосвященных, понятный процесс преобразования неблагородных металлов в благородные. Основывается внешняя алхимия на представлении, что все металлы и минералы, участвующие в алхимическом процессе преобразования выступают в роли знаков сил универсума. Таким образом, внешняя алхимия работает с очищением космологических сущностей, скрытых под формой вещества.

Внутренняя же алхимия в основе своей направлена на просветление сознания, а процесс алхимического преобразования рассматривался как синтез и трансформация микрокосма в макрокосм, в ходе которого человек раскрывал свою бессмертную, божественную сущность. С психологической точки зрения высшей ступенью opus magnum является синтез сознания с бессознательным. Являясь формой духовного делания, внутренняя алхимия направлена на достижение адептом просветленного состояния сознания, в котором бессознательная часть личности проявляет себя в едином принципе сознания, осознающего самое себя.

В основе алхимии лежит представление о prima materia, являющейся субстанцией микро– и макрокосма, способной трансформироваться и образовывать новые формы. Алхимиков, прежде всего, интересовало первоначальное состояние, в котором имел место конфликт противоположных тенденций и сил. Первоначальное состояние, названное haos, не задавалось с самого начала и его следовало искать, как prima materia.

По мнению Юнга, бессознательное представляет собой нечто вроде неизвестной prima materia. Она мыслилась как вечно изменяющаяся субстанция, или даже как эссенция, душа этой субстанции. Prima raateria обозначалась именем "Меркурий" и понималась как парадоксальное двойственное существо, называемое гермафродитом или ребисом. Дорн, на которого часто ссылается Юнг, поясняет: "Этот Меркурий состоит из тела, духа и души, и представляет собой природу и качества всех элементов.

Поэтому они и утверждают с максимальным остроумием и пониманием, что их камень был живым, который они называли также своим Адамом, который породил свою невидимую Еву, спрятанную в его теле..."[3, с.503]. В своем исследовании Самости в алхимической традиции Юнг писал: "Алхимики сравнивают prima materia со всем, мужским и женским, с гермафродитическим монстром, с небом и землей, телом и духом, хаосом, микрокосмом и беспорядочной массой; она содержит в себе все цвета и потенциально все металлы; в мире нет ничего более удивительного, потому что она себя зачинает, себя замышляет и себя порождает" [4, с.503].

По мнению Юнга prima materia является одним из наиболее знаменитых секретов алхимии. Являясь основой opus magnum, она содержит неизвестную субстанцию, которая несет проекцию автономного психического содержания. Определить такую субстанцию невозможно, потому что проекция бессознательного индивидуальна и, следовательно, различна в каждом отдельном случае. Prima materia, как бессознательное содержание, благодаря текучему и динамическому характеру, символизирует собой бесконечное превращение и трансформацию. Она обладает свойством вездесущности, ее можно обнаружить всегда и везде, что в аналитической психологии означает, что проекция бессознательного присутствует повсеместно. Таким образом, основное делание алхимиков –opus magnum, Юнг считает символическим выражением процесса индивидуализации, а его цель – философский камень, есть не что иное, как Самость, идеал полноты и цельности человеческого существования.

Алхимия описывает процесс химического преобразования и дает многочисленные указания по его выполнению. Амплификация или расширение сознания, проходит в несколько стадий. Порядок стадий алхимического процесса у разных авторов зависит главным образом от индивидуальной концепции цели, иногда это белая или красная тинктура (aqua permanens), иногда философский камень, который как андрогин, содержит обе субстанции, или – панацея, эликсир жизни, философское золото, золотое стекло, ковкое стекло и т.д.

Наиболее часто весь процесс Великого Делания описывается происходящим в три основных этапа, на каждом из которых во взаимодействие вступали три основные алхимические субстанции: Ртуть, Сера и Соль, понимаемые как присущие prima materia качества – духа, души и материи. И как prima materia содержит в себе все проявления противоположных начал в их абсолютном единстве, так и алхимические

Сера представляет собой огненный элемент или энергию в