LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Культура. Наука. Освіта → А.С. Макаренко и В.А. Балицкий

Публикации иностранных авторов
65
ХИЛЛИГ Гётц (Марбург, ФРГ)
А. С. МАКАРЕНКО И В. А. БАЛИЦКИЙ

Два соратника на службе украинского ГПУ

Всемирно известный педагог А.С. Макаренко (1888–1939) разработал свою новаторскую концепцию
воспитания на основе личного опыта руководителя двух учреждений по преображению малолетних право-
нарушителей и беспризорников на Украине: колонии им. М. Горького и коммуны им. Ф.Э. Дзержинского.
В то время, как колония подчинялась местному и республиканскому органам наробраза, в случае с комму-
ной речь идет об учреждении ГПУ, созданной большевиками, как известно, для сохранения власти органи-
зации – преемника ЧК, в компетенцию которого входила также борьба с детской беспризорностью.
Как же так получилось, что А.С. Макаренко – который не являлся ни сотрудником ГПУ, ни даже чле-
ном компартии – осенью 1927 г. была вверена коммуна им. Ф.Э. Дзержинского, первое учреждение пере-
воспитания беспризорников ГПУ УССР? Кто рекомендовал Макаренко на эту работу, кто назначил его на
должность заведующего? Как смог он остаться в живых в Харькове, бывшей тогда столице Украины, и
позже в новой столице Киеве, куда он был переведен в 1935 году, на третьестепенную должность в аппа-
рате ГПУ-НКВД, до тех пор, пока в феврале 1937 г. ему не удалось переселиться в Москву и, таким обра-
зом, спастись от террора на Украине? Рассмотрению этих вопросов советское макаренковедение, по по-
нятным причинам, не уделяло должного внимания.
Но одно уже сейчас с уверенностью можно утверждать: все эти годы педагог-писатель находился под
особой защитой чекиста высшего ранга – Всеволода Аполлоновича Балицкого (родился 27 ноября 1892 г.
или 1893 г. в г. Верхнеднепровск Екатеринославской (Днепропетровской) губернии; национальность: ук-
раинец или, по некоторым документам, русский); в отличие от большинства высокопоставленных функ-
ционеров ГПУ-НКВД имел высшее образование (неполное): после восьми классов гимназии – три курса
юридического факультета Московского университета (1912–1915), вольнослушатель Лазаревского инсти-
тута восточных языков в Москве (1915); окончил Тифлисскую школу прапорщиков (1915); служил пра-
порщиком 114 запасного полка, Кавказский фронт (1917). Балицкий, который, прежде чем стать больше-
виком, был меньшевиком (1913-1915), с конца 1918 г. работал в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД. С 1923 по
1937 гг. [5] – за исключением полутора лет, когда его летом 1931 г. из-за конфликта с командующим Ук-
раинским военным округом И.Э. Якиром отозвали в Москву на пост третьего (!) зам. председателя ОГПУ
CCCР – возглавлял ГПУ, затем НКВД УССР. На Макаренко, как наиболее подходящую кандидатуру на
должность заведующего новой коммуной, ему указала младшая сестра Наташа.
Знакомство Макаренко с Натальей Балицкой, которая после восьми лет гимназии два года училась в
Харьковском институте народного образования, приходится на время перевода колонии им. М. Горького
из Полтавы в Куряж под Харьковом (в 1926 г.). Она была председателем шефского комитета располагав-
шейся там трудкоммуны. Данный комитет сохранялся и после «завоевания» колонистами-горьковцами Ку-
ряжа. По свидетельству очевидцев, Макаренко сразу влюбился в умную и очень красивую Наташу; даже
имел намерение на ней жениться [6]. Однако В.А. Балицкий этого не допустил, так как, ознакомившись с
личным делом Макаренко, обнаружил отягощающий факт в его биографии: брат «завкола Горького»,
бывший «белогвардеец», жил за границей. И все же, это не помешало Балицкому привлечь Макаренко к
созданию коммуны им. Ф.Э. Дзержинского.
Характеристику Балицкому дал A.И. Мильчаков, который в 1927–28 гг. работал первым секретарем
ЦК комсомола Украины. В беседе с московском педагогом В.Г. Бейлинсоном в 1966 году он говорил:
«Одна из самых ярких личностей, которые мне встречались. Большие и разные природные способности,
крепкое базовое образование он подкреплял неутомимым самосовершенствованием. Человек напряжен-
ного аналитического ума, сильного характера и высочайшего профессионализма, Балицкий – сподвижник
Дзержинского. Балицкий на всю жизнь был захвачен идеей учителя о позитивном участии ВЧК, органов
внутренних дел и государственной безопасности в спасении детей, в строительстве повсеместно эффек-
тивной педагогики» [7].
Между Макаренко и Балицким («Аполлоном») были наилучшие отношения. Они неоднократно встре-
чались как в Харькове, так и в Киеве по служебным делам, и, судя по существующим источникам, у них
была взаимная расположенность друг к другу: не только чекист высоко ценил беспартийного специалиста,
но и педагог с большим уважением относился к своему начальнику: «По словам Балицкого, – свидетельст-
вует Мильчаков, – он еще в 1925 году влюбился в Макаренко. С того времени пользуется консультациями
и советами Макаренко, между ними устанавливаются товарищеские отношения, на равных. В компании,
на совещаниях Балицкий обращается к Макаренко как к мэтру…»[8]. Тогдашний руководитель комсомола
подтвердил, что «идея детского учреждения – коммуны как памятника Дзержинскому» принадлежала Ба-
лицкому, и он «прорабатывал ее с Макаренко». «От Балицкого я знал, что в самом начале этой затеи было
обговорено: заведующим этой коммуной станет Макаренко» [9].

5. См.: Шаповал Ю., Пристайко В., Золотарьов В. ЧК – ГПУ – НКВД в України: особи, факти, документи. – Київ,
1997. (ссылки на: Шаповал). – С.435–437; С.Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД 1934–1941. Справочник.
Под ред. Н.Г. Охотина и А.Б. Рогинского. – М., 1999 (ссылки на: Петров/Скоркин). – С.99–100.
6. См.: Hillig G. Verblate Gesichter, vergessene Menschen... 28 Portrts von „Freunden“ und „Feinden“ A.S. Makarenkos. –
Bremen, 1999. – С.115.
7. Информация В.Г.Бейлинсона по материалам его личного архива – в беседе с автором (в 2003 г.).
8. Там же.
9. Там же.
66
ХИЛЛИГ Гётц
А. С. МАКАРЕНКО И В. А. БАЛИЦКИЙ

В течение почти десяти лет деятельности педагога на службе ГПУ-НКВД Украины Балицкий играл
для Макаренко роль, которую нельзя недооценивать. Тем более удивительно, что постсоветские макарен-
коведы, освобожденные от всяких табу, до сих пор так и не высказались по поводу роли наркома и его се-
стры в жизни педагога-писателя. В последнем советском издании трудов А.С. Макаренко (в восьми томах,
1984–1986) изъяты все упоминания имени этого государственного деятеля – за одним исключением: ком-
ментарий к содержанию фрагментарно дошедшего до нас очерка «ФД-1» (в т. 2) содержит указание на то,
что в рукописи произведения, написанного в марте-апреле 1932 г. во время пребывания автора в Москве,
упоминается некий «Всеволод Апполонович Балицкий» как один из посетителей коммуны, без каких-либо
сведений об этом лице [10] (при публикации предшествующих собраний трудов А.С. Макаренко данное
имя было изъято его бдительной вдовой).
То обстоятельство, что Балицкий, будучи ответственным за террор на Украине (по крайней мере до
мая 1937 г.), как и все другие сталинские наркомы (министры) внутренних дел, к моменту завершения это-
го восьмитомника не был реабилитирован – что, впрочем, остается так и по сегодняшний день – и, вслед-
ствие чего, не мог упоминаться в советских публикациях. Это привело, наконец к тому, что имя Балицкого
– при наличии соответствующего примечания в одном из марбургских изданий (1984) [11] – не было вклю-
чено в сводный указатель данного издания (т. 8; 1986) [12].
Снятие Макаренко весной 1932 г. с должности заведующего коммуной им. Ф.Э. Дзержинского (впредь
в его ведении оставалась только пед. часть коммуны) приходится на время московского интермеццо Ба-
лицкого. В начале 1933 г. Макаренко вновь работает над рукописью «Педагогической поэмы».
Как известно, в первой части этого произведения, в главе «Завоевание комсомола», чекистам припи-
сывается решающая роль в создании ячейки комсомола в колонии им. М. Горького (события датируются
1923 г.): только после того, как к