LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Держава та право. Юридичні науки → Торговля и финансы Крыма в условиях НЭПа

Господаренко Н.М.
ТОРГОВЛЯ И ФИНАНСЫ КРЫМА В УСЛОВИЯХ НЭПа.


Взаимоотношения между промышленностью и сельским хозяйством осуществляются через такие важные элементы народнохозяйственной системы, как торговля, финансы, кредит и налоги.

Так как поворот к НЭПу должен был осуществлять государственный аппарат, сложившийся во времена деформированных экономических отношений гражданской войны, то не удивительно, что самый первый "нэповский блин" в торгово-финансовой сфере вышел комом. Это случилось прежде всего потому, что даже осознав гибельность прежнего курса и декларировав переход к НЭПу, советское руководство не сумело сразу отказаться от догматической идеи всеобщего товарообмена как важнейшего признака новой общественной формации.

Товарообмен оставался одним из ключевых требований большевистской партии. Он активно использовался в заготовительной работе в годы "военного коммунизма", и полученный навык настолько понравился его организатору - Наркомпроду, а вместе с ним и всему Советскому руководству, что его решили приспособить для новых условий.

Ленин в октябре 1921 года, оценивая теоретические предпосылки экономической политики весны 1921 г., писал, что "товарообмен предполагал... некий непосредственный переход без торговли, шаг к социалистическому продуктообмену".i

Организационные рамки обмена определялись наличным товаропроводящим аппаратом. Несмотря на допущение к обмену производственных и торговых единиц разных форм собственности, для Советского руководства очевидным было то, что единственным уже существующим техническим аппаратом, который может взять на свои плечи организацию этого крупнейшего мероприятия, является кооперация.

Вооруженные инструкциями из центра, предписывавшими бороться с вредным влиянием рынка в пользу товарообмена "товаров с фиксированной эквивалентностью других товаров", а проще говоря, вынужденные налаживать товарообмен по твердым и зачастую нереальным ценам, крымские хозорганы столкнулись с серьезными трудностями.

Во-первых, аппарат кооперации был плохо приспособлен к работе в новых условиях, когда на первый план вышло умение приспосабливаться к запросам потребителей и производителей, а не организация учета и перераспределения.

Во-вторых, товарный фонд, полученный кооперацией от Компрода для налаживания товарообмена, был чрезвычайно скуден. По исчислению Крымсоюза, исходя из существовавших в первой половине 1921 г. цен, этот фонд оценивался в 27 млрд. рублей. Это была не такая уж значительная сумма, учитывая колоссальную инфляцию того времени. В действительности годных к реализации товаров было еще меньше. Главную часть дохода (50%) составлял чай, который вскоре был забронирован и запрещен к расходованию.

Собственно кооперативный фонд оценивался в 4,5 млрд. рублей, причем большей частью неходовыми товарами. Несмотря на наличие некоторых дефицитов (сельхозинвентаря, спичек, керосина), реализовать их также запретили до особого распоряжения из Москвы. По признанию руководства Крымсоюза, "задача завоевания рынка в условиях крымской действительности была задачей непосильной, невыполнимой, принимая во внимание соотношение средств кооперации и частного капитала.ii

К осени 1921 года стало окончательно ясно, что в условиях, когда к обмену было привлечено огромное количество лиц и организаций различных форм собственности, когда была разбужена инициатива городского и сельского населения, направить товарооборот, стихийно развертывавшийся по всей стране, в рамки организованного в государственном масштабе обмена невозможно. План товарооборота кооперацией был провален повсеместно по всей стране, и Крым не был здесь исключением.

Помимо причин общего характера, приведших к неудаче в организации товарообмена, в Крыму сыграл свою роль также тот факт, что переход к НЭПу осуществлялся здесь в период, когда товарообмен показал уже свою несостоятельность в центре страны. Поэтому с самого начала осуществления он превратился в обычную торговлю.iii

Зато частный предприниматель, гибкий, хорошо знающий и чутко реагирующий на спрос потребителя, ожил и развился за несколько месяцев. Сперва возродилась мелкая базарная купля-продажа, но затем частный рынок стал пополняться более крупными торговыми единицами. Стали появляться лавки, мастерские, магазины, конторы по скупке и продаже, значение которых быстро увеличивалось.

Крымское экономическое совещание – КрымЭКОСО – местный орган экономического управления, вынужден был признать, что частный рынок обнаружил тенденцию подчинять своему влиянию весь товарооборот Крыма. Уже к концу лета 1921 года товарообмен в чистом виде в Крыму исчез, а если и происходил, то в его основу ложилась рыночная цена товаров.iv

К сентябрю 1921 года Центросоюз, на котором лежала главная ответственность за проведение в жизнь политики товарообмена, выдал данные, свидетельствующие о том, что за первые восемь месяцев 1921 года его оптовый оборот составил примерно 1/33 часть от планируемого на год. Такое явное несоответствие достигнутого с ожидаемым заставило Советское правительство внести серьезные коррективы в прежний экономический курс.

Кооперация приобрела право проводить товарообмен не только в натуральной, но и в денежной форме и устанавливать цены в зависимости от конъюнктуры. Получил возможность шире легализоваться частный капитал, переступивший тесные рамки "местного обмена".v

В сфере торговли активность частного капитала была самой высокой. К началу 1922 года в Крыму было выдано 5142 патента на ведение торговли, из них 96% - частным лицам.vi

Однако развернуться как следует крымский частник не успел. В это же время (конец 1921 - начало 1922 гг.) нарастающий голодный кризис резко снизил покупательную активность населения, и размах рыночных операций стал ослабевать. Это приводило к сокращению товарного предложения и способствовало обесцениванию капиталов частников.

Наркомфин Крыма характеризовал ситуацию весны 1922 года двумя главными признаками:

1. Отсутствием торгово-промышленного капитала.

2. Низкой покупательной способностью населения.

Кроме того, объявив свободу торговли для всех, государство немедленно обложило частный сектор огромными налогами.

Если предприниматель приобретал товар внутри страны, то еще до поступления в его руки стоимость товаров увеличивалась следующим образом (таблица1):

Таблица 1.


Отчисления в пользу ЦК Помгола

20% от стоимости

Патентный сбор

10% от стоимости

Уравнительный сбор и местные налоги

8% от стоимости

Добавочный сбор в пользу ЦК Помгола

1% от стоимости

Попудный сбор

1% от стоимости

Коммунальные услуги

до 20% от стоимости

Организационные и административные расходы

до 20% от стоимости

Прочие мелкие расходы

5% от стоимости

Итого:

около 85% от стоимости














Если же товар заказывался из-за границы через Внешторг, то к этим 85% прибавлялись таможенные и портовые сборы - 2% и 15% в пользу Внешторга. Кроме того,