LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів


Головна Бібліотечна справа → Библиотековедение: мнимые и реальные опасности на пути дальнейшего развития

сложно-
сти никак не «втискивается» в предложенную жесткую схему. Документационная парадигма
российского библиотековедения, на позициях которой настаивает автор, входит в резкое противо-
речие с принятым во всем мире представлением о библиотеке как об информационном институте.
Поэтому реальное укрепление информационной концепции библиотековедения, в том числе и
через активное использование термина «информационный», кажется автору опасным для развития
библиотековедения,3 хотя совершенно очевидно, что новая терминология возникает не стихийно,
она имеет свою логику развития и слабо поддается регулированию из вне.
Упрекая современных исследователей в излишней податливости «информатикам», автор ста-
тьи считает положительным тот факт, что в 60-е годы библиотековеды устояли в дискуссии с
нарождавшейся информатикой и не пошли на сближение позиций.4 Между тем, существует и
другое понимание той, теперь уже далекой ситуации — «достаточно напомнить о том ущербе,
который понесла библиотечная система СССР в результате субъективного противостояния библио-
тековедов и информатиков, длившегося с60хг., примерно до 90хг., отголоски его дают о себе знать
и поныне»5
Говоря об опасности засилья термина « информационный» для развития библиотековедения,
автор не видит опасности для нашей науки в распространении с его активной «подачи» терминов
«документационный», «документологический», а также рассуждения о том, что библиотековедение

2 См. Ю. Н. Столяров. Библиотека: Структурно-функциональный подход. — М., Книга, 1980г. 255с.
3 Ю. Н. Столяров. Библиотековедение в опасности / Библиотечное дело – 2003. …Материалы конференции. М, МГУКИ,
2003. с. 27-29. Повторена в «Вестник МГУКИ» № 1 –2004г.
4 Там же. С. 27.
5 Скворцов В. В Концепция библиотеки в современном российском библиотековедении. / Российское библиотековеде-
ние: ХХ век. Направления развития, проблемы и итоги. Опыт монографического исследования. Сост. И предисл. Ю. П.
Мелентьева. М., ГРАНД-ФАИР, ПАШКОВ ДОМ, 2003. 432с. С. 161.

2
— это только часть документологии, что библиотекарь — не профессия, а специальность профес-
сии «документатор».
Таким образом, очевидно, что в опасности находится не библиотековедение, а концепция биб-
лиотековедения, предложенная Ю. Н. Столяровым, которая объективно все больше тормозит
развитие науки.
Сегодня, когда очевидно, что библиотека представляет собой сложный, самоорганизующийся,
нелинейно развивающийся организм, часть которого, имея определенную самостоятельность,
является также частью более сложного целого, это уже понимается многими: « Чтобы библиотеко-
ведение считалось вполне «равноправной» наукой, надо вывести ее на уровень современных
научных требований, переосмыслить ее составные части, научный инструментарий в новой,
изменившейся ситуации. Нужно исследовать и показать, как изменился объект библиотековедения,
его предмет, как изменились законы этой науки, методы, сама методология». 6
Надо отметить, что такие исследования уже появляются. Так, значительный интерес представля-
ют собой концепции В. П. Леонова, М. С. Слободяника, А. М. Стахевича, Вохрышевой М. Г. и др.7
В течении долгих лет отстаивает «информационную» концепцию библиотековедения
В. В. Скворцов.8
Но есть ли действительные угрозы развитию библиотековедению как науки?
Мы видим их, в основном, в следующем:
• в свертывании библиотековедческих исследований;
• в падении интереса к теоретическим аспектам библиотековедения, что объясняет-
ся рядом причин, в том числе и тех, о которых будет сказано ниже;
• в монополии на истину, которую присваивают себе некоторые маститые ученые,
занимающие ключевые места в редколлегиях, ученых советах и т. п., что затруд-
няет прохождение научных работ (диссертаций, статей ) несущих несозвучные их
позициям или просто непривычные взгляды;
• в схоластике мышления и недостаточно высоком уровне общей культуры иссле-
дователя-библиотековеда, что мешает формированию широкой гуманистической
научной позиции, а также ведению дискуссий по правилам, принятым в научной
среде;
• в сокращении приема на библиотечные факультеты и уменьшении мест в аспиран-
туру по специальности «Библиотековедение, библиографоведение, книговедение».
Думается, что решение этих проблем будет способствовать дальнейшему развитию нашей нау-
ки больше, чем попытки регламентировать использование тех или иных терминов или научных
подходов.9

6 Е. В. Никонорова. Вектор развития современной библиотечной науки. // Библиотековедение,. 2006, № 6, с. 22-28.
7 См. например, В. П. Леонов. Пространство библиотеки. Спб, 2003.; А. М. Стахевич. Библиотека вуза как живая
система…//Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества. Труды
конференции. Т. 2. М., ГПНТБ, 2003. с. 756-758.; М. С. Слободяник. Системно-функциональная модель библиотеки. Там
же с. с. 759.
8 См. в. в. Скворцов. Концепция библиотеки в современном российском библиотековедении. / Российское библиотекове-
дение: ХХ век… С. 159-177.
9 См. также Ю. Н. Столяров Синергийный подход в библиотековедении, библиографоведении и книговедении: когда и
зачем он нужен. …//Библиотеки и ассоциации в меняющемся мире: новые технологии и новые формы сотрудничества.
Труды конференции. Т. 2. М., ГПНТБ, 2003. с. 760-763.
Ю. Н. Столяров. Агрессивные информационные алогизмы. Там же. С. 773-778.

3