LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів


Головна Бібліотечна справа → Агрессивные информатические алогизмы

ресурсы” и “документные ресурсы” — синонимичные понятия, и для устранения синонимии достаточно (по крайней мере для библиотечных целей) упразднить первое и ограничиться только вторым, во всех отношениях корректным.

Стремление любыми путями уйти от признания понятия документ приводит к таким вычурным синонимам, как “информационные продукты”, информационные вещи” (8), “электронные ресурсы”.

С критикой первых двух громоздких терминов мне уже доводилось выступать (9). Добавлю лишь, что “информационную вещь” отвергают и юристы: одно дело когда объект правоотношений выступает как неосязаемая интеллектуальная собственность, т. е. информационная составляющая документа, иное дело — когда таким объектом становится какая бы то ни было вещь, т. е. материальная структура (3; 10; 11, с. 36). Вещные отношения регулируются совершенно иными нормами права.

Покритикую на сей раз “электронные ресурсы”.

В 2000 году, обосновывая необходимость пересмотреть ГОСТ 7. 1-84 “Библиографическое описание документа. Общие требования и правила составления”, сотрудники РГБ утверждали, что термин документ не охватывает всего многообразия воплощения интеллектуальных произведений в реальном и виртуальном мире. Чего именно в нем не хватает, не объясняется, однако столь же бездоказательно утверждается, что “термин информационные ресурсы хотя и определяется через термин “документ” [! — Ю. С. ]… имеет обобщающий и прогностический характер”(7, с. 3).

В итоге ГОСТ 7.82-2001 “Библиографическая запись. Библиографическое описание электронных ресурсов. Общие требования и правила составления” (4) под электронными ресурсами понимает электронные данные, т. е. информацию в виде чисел, букв, символов или их комбинаций; и электронные программы, т. е. наборы операторов или подпрограмм, обеспечивающих выполнение определенных задач, включая обработку данных; или сочетание этих видов в одном месте.

Ясно, однако, что и данные, и программы фиксируются на материальном носителе. Следовательно, фактически речь идет об электронном документе. ГОСТ 7. 83-2001 “Электронные издания. Основные виды и выходные сведения” определяет электронный документ как “документ на машиночитаемом носителе, для использования которого необходимы средства вычислительной техники”. Отсюда видно, что во введении размытого понятия “электронные ресурсы” какая бы то ни было надобность отсутствует. Слово документ вполне применимо и в этом случае.

В том же ряду правомерно рассматривать блок терминов, выросших на базе понятия “мультимедиа”: мультимедиапроцессы, мультимедиасистемы, мультимедиауслуги, мультимедиапрограммы и т. д. Естественно было бы видеть здесь и мультимедиадокументы. Ан нет: извольте пользоваться мультимедиапродуктами.

Как выглядит терминология, когда она построена грамотно, рассмотрим на примере Франции* . Информационный поиск у французов звучит как документарный поиск (Recherche documentaire), ИПЯ — как документарный язык (Langage documentaire). Documentaire stock означает “документный массив”. У них есть понятие informaique documentaire, его можно перевести или как документарная информатика, или как компьютерная документология. Понятию документарной информатики (информатика понимается во Франции как интеграция информации и автоматизации) соответствует понятие Documentation automatique, автоматической, или автоматизированной документной деятельности. Documentique можно перевести как “документика”, документоинформатика.

Французские библиотековеды оперируют понятиями “документарные методы”, документарные данные”, “ документарная техника”. Компьютер (ординатёр по-французски) — не что иное как элемент документарной техники. Так оно и есть. Еще П. Отле пользовался понятием “документовые машины”, относя к ним все технические средства, используемые при работе с документом: скрепки, ручки, папки, пишущие машинки и т. д.

Наконец, международный стандарт ISO/FDIS 5127 “Информация и Документация. Терминология” разводит понятия “информационный поиск” и “поиск документа” (процесс извлечения специальных документов из хранения). Информационный центр мирно уживается с документационным центром. Из восьми основных терминов информации и документации на долю информационных приходится три термина, т. е. меньше 40%, а во всем стандарте информационная терминология составляет всего около 2%. Как видно, только нашим библиотековедам-библиографоведам информатическая терминология вскружила голову до потери чувства реальности.

При взвешенном подходе к библиотечному терминообразованию сохраняются правильные пропорции между информационной и документологической терминологией, конфронтационность между информатикой, документологией, библиотековедением и библиографоведением отсутствует и все они прогрессивно развиваются. Ведь за терминами стоят понятия, за понятиями — существо дела. И если мы хотим сохранить библиотековедение как науку и библиотеку как документально-коммуникационную систему, нам тоже надо стремиться к строгости, т. е. точности и грамотности нашей терминологии.

Литература

Бахтурина Т. А. Проблемы взаимосвязи международной и национальной терминосистем в области электронных ресурсов // Науч. техн. б-ки. — 2001. — №6. — С. 99-106.

Бахтурина Т. А. Термины, связанные с типологией электронных ресурсов // Науч. техн. б-ки. — 2001. — №5. — С. 60-66.

Бачило И. Л. Информация как предмет правоотношений // “Информация как объект правоотношений” Круглый стол. Москва, 27 мая 1997 г. // НТИ. Сер. 1. Организация и методика информационной работы. — М. — 1997. — №9. — С. 24.

Библиографическая запись. Библиографическое описание электронных ресурсов. Общие требования и правила составления. ГОСТ Р. 82-2001. — Минск, 2002. — 23 с.

Воройский Ф. С. Новый систематизированный толковый словарь-справочник: Вводный курс по информатике и вычислительной технике. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Либерея, 2001. — С. 22.

ГОСТ 7. 73-96. Поиск и распространение информации. Термины и определения // Стандарты по библиотечному делу. — СПб.: Профессия, 2000. — С. 362-375.

Концепция пересмотра ГОСТа 7. 1-84 // Рос. гос. б-ка. — [М., 2000. — 6с. ]

Копылов В. А. Информация как объект гражданского права: проблемы дополнения Гражданского кодекса РФ // Информационные ресурсы. — 1998. — №5. — С. 26-29.

Столяров Ю. Н. Статус документа как научного понятия. Проблемная ситуация // Библиотечное дело и проблемы информатизации общества: Тез. докл. междунар. науч. конф. (Москва 27-28 апреля 1999 г.). 4. I/Мос. гос. ун-т культуры. — М., 1999. — С. 63-64.

Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовое регулирование обязательств по передаче информации: Автореферат дис. канд. юрид. наук. — М. -1980. — С. 17.

Янина Е. В. Право на информацию в российском законодательстве // Право: теория и практика. — 2002. — №2. — С. 34-38.