LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Воєнна наука. Військова справа → Афганистан: уроки информационной войны

Слинкин М.Ф.
АФГАНИСТАН: УРОКИ ИНФОРМАЦИОННОЙ ВОЙНЫ


Дух двигает массой

(mens aditat molem)

Вергилий


Тысячелетняя история человечества убедительно свидетельствует, что война, как неординарное общественное явление, никогда не сводилась только к вооруженному насилию. Она неизменно, во все времена сопровождалась целенаправленным психологическим воздействием каждой из воюющих сторон на своего противника, чтобы припугнуть (при этом часто еще до непосредственного военного столкновения), морально разложить и разоружить его и, в конце концов, обеспечить себе победу над ним. Информационно-психологический фактор, как неотъемлемый компонент войны, приобрел поистине громадное значение в современную эпоху – эпоху новейших коммуникационных средств и технологий. Ярким тому подтверждением стали наиболее идеологизированные войны второй половины XX века – вьетнамская и афганская. Оставаясь локальными вооруженными конфликтами, они до предела обострили идеолого-политическое противостояние между двумя мировыми системами и приняли характер вселенской информационной битвы [1].

На афганском направлении подобное противостояние имело свою предысторию, начавшуюся задолго до гражданской войны в этой стране, и было во многом связано со стратегически важным географическим положением Афганистана, расположенном на перекрестке путей, ведущих в Южную Азию и на Ближний Восток, с независимым внешнеполитическим курсом правящих кругов страны, а впоследствии и с происшедшими в Кабуле переменами в устоях власти. Перечисленные факторы обусловили пристальное внимание к Афганистану со стороны двух соперничавших между собой глобальных социальных систем, каждая из которых в своих подходах к этой стране, как, впрочем, к региону и миру в целом, исходила из своей главной стратегической цели, а именно: мировой капитализм – развенчать, сдержать и отбросить коммунизм, а социалистический лагерь во главе с Советским Союзом – стимулировать и всемерно поддерживать т.н. «мировой революционный процесс».

Следует вспомнить, что страх Запада перед «мировым коммунизмом», усилившийся особенно после Второй мировой войны, породил, как известно, «холодную войну» или, по образному выражению видного английского историка А.Дж.Тойнби, «крестовый поход от имени Всемирной Капиталистической Демократии против Всемирной Коммунистической Тирании». [2] Роль лидера «свободного мира», главного идейного руководителя и организатора этого «крестового похода» взяли на себя Соединенные Штаты Америки. На цели информационной борьбы против ненавистного Советского Союза – «империи зла» они не жалели сил, средств и денег. Еще в 60-х годах XX в. президент США Л.Джонсон, беседуя с руководителями американских пропагандистских служб, решительно потребовал от них: «Правительство тратит миллиард долларов в год на подобных вам, и вы давайте отрабатывайте расходы» [3]. Располагая огромными финансовыми возможностями, мощной технической базой и высококвалифицированным пропагандистским аппаратом, США уже к середине 70-х годов ХХ в. контролировали более 65 процентов всего объема информации, распространявшейся по всему миру, и могли оперативно воздействовать на общественное мнение планеты.

К ведению информационной войны были подключены и американские, и другие западные медиа-монстры – Юнайтед Пресс Интернэшнл, Ассошиэйтед Пресс, Рейтер, Франс Пресс и др., громадное число газет и журналов, десятки спецслужб, радио- и телевизионные станции, коммерческие книгоиздательства, благотворительные фонды, профсоюзные, церковные и другие организации, Объединенный корпус действий (Корпус мира), научно-исследовательские центры, вроде Стэнфордского исследовательского института, Института Баттеля, Исследовательского центра Армора, Консультативной комиссии по информации Конгресса США и т.д. Только зарубежный аппарат правительственного Информационного агентства США (ЮСИА; его филиал за границей носил название ЮСИС – Информационные службы США) в середине 70-х годов ХХ в. достигал 10 тыс. сотрудников, работавших более чем в 100 странах. Однако и этого, видимо, показалось правящим кругам США недостаточным для осуществления идеологической борьбы за умы и души людей.

В начале 1974 года США провели очередную перестройку своей внешнеполитической пропагандистской службы. На базе ЮСИА и бюро госдепартамента по вопросам образования и культуры было создано единое Американское агентство по информации и культурному обмену. [4] Общее руководство его деятельностью было возложено на государственный департамент США, а директор этого Агентства получил статус главного советника президента США по вопросам международной информации и обмена. Уже в первые годы функционирования данного официального пропагандистского ведомства его ежегодный бюджет превысил 400 млн. долларов. Тотальное идеологическое наступление на позиции «мирового коммунизма» возводилось в ранг одного из важнейших направлений государственной политики США.

В унисон с пропагандистскими службами США действовали также идеологические и информационные центры других ведущих западных стран. Более того, и внутри Афганистана имелись весьма влиятельные общественные силы, особенно при дворе, среди интеллектуальной элиты, высшего чиновничества, генералитета, клерикальных авторитетов и племенной верхушки, которые, солидаризируясь с западными антикоммунистическими и антисоветскими идеями и взглядами, активно выступали с их проповедью среди различных слоев афганского общества (чаще всего среди неграмотных и политически не искушенных слоев населения). Характерными чертами такого рода проповедей были спекуляция на национальных и религиозных чувствах афганцев и использование самых грубых, примитивных форм и методов очернения коммунизма.

Вторым главным участником информационной войны на мировой арене выступали Советский Союз и его союзники. Массированному пропагандистскому натиску Запада они противопоставляли, правда, с гораздо меньшим размахом и напористостью, свои идеи, доктрины и концепции, обосновывавшие, главным образом, социальную несправедливость капитализма как системы и его неспособность решить насущные политические, экономические, культурные, духовные и другие проблемы развития человечества.

Вернемся к Афганистану. Оказавшись между двумя полюсами силы, под их постоянным информационно-психологическим прессом, монархия еще в середине 50-х годов ХХ в., после длительных и острых дискуссий выбрала ради сохранения независимости и национального суверенитета своей страны из двух зол меньшее, а именно: поддержание традиционных дружественных отношений и тесное технико-экономическое, торговое, культурное и военное сотрудничество со своим великим северным соседом, однако, не приставая при этом непосредственно к советскому берегу, но и особо не дистанцируясь от западного. Такой внешнеполитический курс Афганистана никак не мог устроить воинственные антикоммунистические круги