LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів


Головна Філологічні науки → Лексические особенности крымскотатарской художественной речи

80
Меметова Э.Ш.
ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КРЫМСКОТАТАРСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ

Меметова Э.Ш.
ЛЕКСИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КРЫМСКОТАТАРСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ


Нами неоднократно была отмечена необходимость детального изучения проблем крымскотатарской
стилистики [1; с. 2]. Актуальность исследования данной проблемы в крымскотатарском языкознании обу-
словлена ее недостаточной разработанностью, отсутствием полного описания функциональных стилей,
включающего, как известно, изучение и лексического состава данных ответвлений современного крым-
скотатарского языка.
Соответственно, целью данной статьи является изучение лексики крымскотатарской художественной
речи, а также проблема соотносительности языка художественной литературы с другими стилями, типами
или разновидностями книжно-литературной и народно-разговорной речи
Говоря об изученности данной проблемы в других тюркских языках можно отметить достаточную ее
разработанность [3; 4; 5].
В славянском языкознании наблюдается гораздо более широкая и подробная изученность данного ас-
пекта стилистики [6; 7; 8; 9; 10].
Художественная крымскотатарская речь – это речь образцовая. Под пером талантливого писателя
язык становится средством создания художественной образности. Об общем литературном языке говорят,
что это тот же народный язык, но “обработанный мастерами”, имея в виду прежде всего выдающихся пи-
сателей. Здесь можно отметить связь литературного языка с языком художественной литературы, однако
нужно указать, что художественное слово вместе с необходимостью быть свежим и неповторимым долж-
но еще и отражать индивидуально-авторскую манеру писателя и что “литературный язык не заимствует
механически языковые факты из народно-разговорного…, а творчески их перерабатывает” [5, с. 50].
Язык художественной национальной литературы не вполне соотносителен с другими стилями, типами
или разновидностями книжно-литературной и народно-разговорной речи. Он использует их, включает их
в себя, но в своеобразных комбинациях и в функционально–преобразованном виде. Он развивается на ос-
нове целесообразного, эстетически оправданного использования всех речевых разветвлений национально-
го языка, всех его выразительных средств” [6, с. 85].
Вопрос о лексике языка художественной литературы напрямую связан с такими лексическими разря-
дами в языке, как синонимы, омонимы антонимы, с полисемией, диалектной лексикой, устаревшими сло-
вами и, наконец, образными средствами художественной речи. Именно посредством указанных средств
достигается образность, присущая языку художественной литературы. Рассмотрим их.
Важнейшей стилистической функцией синонимов является более точное выражение мысли.
Выбор синонимов из синонимического ряда зависит, с одной стороны, от стиля речи, и с другой – от
определенного признака предмета. Это обстоятельство, естественно, ограничивает сферу употребления
синонимичных слов. Ср. гузель, дюльбер, корюмли, яхшы. Это разные слова с определенными номинатив-
но-лексическими значениями, однако в некоторых случаях они легко могут заменять друг друга, посколь-
ку обладают смежными значениями. В поэтической речи автор обычно отдаст предпочтение словам дюль-
бер и корюмли (дюльбер къыз – корюмли къыз ‘красивая девушка’). Если же необходимо некоторые из
этих эпитетов применить к неодушевленным предметам, то из синонимического ряда отбираются слова
яхшы и гузель: яхшы стол ‘хороший стол’, гузель антер ‘хорошее платье’. Из синонимичного ряда бет –
юзь – чере – бенъиз поэтической речи более соответствует чере и бенъиз ‘лик’, ‘лицо’.
Отбор синонимов усиливает эмоциональную выразительность речи. В этом случае говорят о с к р ы т
о м использовании синонимов, потому что в самом тексте синонимы как таковые уже отсутствуют. Это
стилистически обработанный материал, где синонимы отобраны в соответствии с их значением и эмоцио-
нально–экспрессивной окраской.
Различные стилистические функции в художественной речи получают синонимы при о т к р ы т о м
их использовании, то есть при употреблении в тексте нескольких синонимов одновременно. Например:
Онынъ тасырдысынен, юзге якъын ачувлы, афакъанлы козьнинъ манъа тикленмеси бир олды [11, с.
88]. – ‘Для меня было едино и ее трескотня, и то, что она уставилась на меня своими злыми, разъяренными
глазами’.
Синонимы могут выполнять в речи функцию у т о ч н е н и я. В этом случае более полно выразить
мысль позволяет употребление синонимов, дополняющих друг друга [7, с. 28].
Важнейшей стилистической функцией синонимов выступает функция замещения, когда необходимо
избежать повторения слов.
“Писатель должен уметь выбрать из синонимического ряда тот, один единственный синоним, который
наиболее точно и лаконично выполнил бы стилистическое задание” [4, с. 15].
Нанизывание синонимов часто порождает градацию, когда каждый следующий синоним усиливает
или, наоборот, ослабляет значение предыдущего. Например:
Мен бу къадар дюльбер, окъунакълы, бу къадар татлы этип, насыл язмакъ мумкюн экен? – деп шаша,
тааджипленем [12, с. 53]. – ‘Я поражаюсь, удивляюсь тому как можно написать так красиво, читабельно,
сладко?
Анализируя стилистические функции синонимов, следует помнить, что благодаря устойчивым связям
в пределах синонимии каждое слово, имеющее синоним, воспринимается в речи в сопоставлении с други-
ми словами синонимического ряда. Экспрессивно окрашенные слова как бы “проецируются” на их стили-
стически нейтральные синонимы. Например:
гонъюльсиз (потухший) – сёнюк (унылый), зеэрленмек (жрать) ашамакъ (есть), зырба(трус) –
Вопросы духовной культуры – ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
81

къоркъакъ (трус), илиндирмек (стащить) – хырсызламакъ (украсть), къатаймакъ(торчать) – тикленмек,
язы(судьба) – фелек (рок) и др.
При анализе синонимов в крымскотатарской художественной речи надо иметь в виду, что выбор их
зависит от особенностей стиля писателя. “…Сплошь и рядом оценить выбор автором того или другого си-
нонима можно только при рассмотрении данного текста на фоне всего произведения или даже всех произ-
ведений данного автора” [13, с. 174].
Синонимия создает широкие возможности стилистического отбора лексических средств, но поиски
точного слова стоят писателю или поэту большого “лингвистического” труда.
В свою очередь “в силу своей яркой выразительности антонимы широко употребляются в художест-
венной литературе, в пословицах и поговорках для противопоставления и сопоставления явлений как одно
из средств антитезы” [14, с. 62]. Например: тирнеклик (трудолюбие) – тенбеллик(лентяйство), керчек
(правда) ялан (ложь), авлакъ (далеко) – янында (рядом), кучюк(младший) – буюк (старший), чокъ(много)
аз (мало), къыскъа(короткий) – узун (длинный), индемез (молчун) шаталакъ (болтун), дост (друг) –
душман(враг) и др.
Акъылы къыскъанынъ тили узун. [15, с. 10] – ‘У кого ум короткий, язык длинный’. Индемезден иш
чыкъар, шаталакътан сёз чыкъаp [15, с. 10]. – ‘От молчуна выходит работа, от болтуна слова’.
Классические примеры дает художественная крымскотатарская литература. Причем “наличие анто-
нимов в тексте само по себе не создает еще стилистического эффекта, для этого необходим специальный
контекст, ощутимо противопоставляющий их” [8, с. 69]. Например:
…Чюнки огюндеки ёлу… энди гъает