LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів


Головна Філологічні науки → Лингвистическая терминология в арабографичной грамматике начала XX-века "Сарф-и тюркий"

бизмов в современном крымскотатарском языке в качестве термина функционирует только фонетический
вариант слова харф – ариф ’буква’. Термин сарф ’грамматика’ используется в трудах крымскотатарских
ученых до конца 20-х годов [4; 10]. В 30-40-ые гг. он был заменен термином грамматика. Большая часть
указанных терминов перестала употребляться в современном крымскотатарском языкознании, так как
обозначала грамматические категории, не выделяемые в современных грамматиках.
Вторая часть «Сарф-и тюркий» посвящена частям речи, их грамматическим категориям и словообра-
зованию.
Автор данного пособия выделяет девять частей речи: исим ’имя существительное’, сыфат ’имя при-
лагательное’, замир ’местоимение’, исм-и ишарет ’указательное местоимение’, мюбхемат ’вопроситель-
ное местоимение’, масдар ’имя действия’, фииль ’глагол’, фер-и фииль ’отглагольное имя существитель-
ное, прилагательное, причастие’, эдеват ’послелог, союз, частица, междометие’. Часть названий лексико-
грамматических классов, используемых в данном труде (исим, сыфат, замир, фииль), функционирует в
качестве терминов и в современной крымскотатарской лингвистике.
Описывая существительные, автор выделяет имена собственные и нарицательные, дает им определе-
ние, отмечает наличие у имени существительного грамматических категорий числа и падежа. После тео-
ретических сведений о склонении существительных дается парадигма склонения двух имен существи-
тельных (китап, адам) и практическое задание для закрепления данной темы [9, c. 5].
При описании имени существительного использованы как однословные арабские термины (муфред
’единственное число’, джеми ’множественное число’), и термины-словосочетания ( исм-и хас ’имя собст-
венное’, исм-и амм ’имя нарицательное’, ахвал-и исм ’падеж’) [9, c. 3-5]. Автором выделены четыре паде-
жа1: муджерред ’абстрактный падеж’, мефъулюн бих ’винительный падеж’, мефъулюн илейх ’дательный
падеж’, музафун илейх ’родительный падеж’. В 30-е годы названия всех падежей были заменены словами с
общетюркскими корнями: мефъулюн бих– тюшюм келиши ’винительный падеж’, мефъулюн илейх – догъ-
рултув келиши ’дательный падеж’ и т. д. Термин ахвал-и исм ’состояние имени, падеж’, являющийся араб-
ской формой множественного числа, в грамматиках 30-40-ых гг. был заменен формой единственного чис-
ла этого слова хал (ал), а в лингвистических трудах послевоенного периода общетюркским словом – ке-
лиш.
В раздел об именах существительных включены и числительные. Автор выделяет четыре лексико-
грамматических разряда имен числительных: 1) адет-и аслие ’количественное числительное’, 2) адет-и
васфие ’порядковое числительное’, 3) адет-и кесрие ’дробное числительное’, 4) адет-и тевзиие ’раздели-
тельное числительное’ [9, c. 7-8]. Описывая данную часть речи, автор в качестве термина использует сло-
восочетание исм-и адад ’имя числительное’, которое после 20-х годов был заменен общетюркским терми-
ном сайы.
Характеризуя имена прилагательные, автор дает определение данной части речи и выделяет два се-
мантических разряда прилагательных: сыфат-и аслие ’прилагательное качественное’ и сыфат-и къыясие
’прилагательные относительные’ [9, c.8]. Первое из данных словосочетаний в современном языке замене-
но вариантом, построенным по общетюркским грамматическим правилам: аслий сыфат ’прилагательное
качественное’, второе не используется

1 Арабский алфавит содержит двадцать восемь графем, которые обозначают согласные звуки, причем три
из них служат еще для передачи долгих гласных. Для обозначения кратких гласных в арабском алфавите
нет специальных букв. В Коране, учебниках, а иногда и в поэзии для обеспечения правильного чтения
краткие гласные обозначаются специальными знаками (хареке). ( Б.З. Халидов , Учебник арабского язы-
ка. С 5, 19)
1 В арабском языке есть три падежа: именительный, родительный и винительный. .Основная масса имен
склоняется по этим трем падежам
Вопросы духовной культуры – ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
47

Среди относительных прилагательных, приведенных автором в качестве примера, встречаются как
наречия (русче, тюркче), так и производные существительные с аффиксами - джи, - джы /- чы, - чи; - ли, -
лы (китапчы, сувджы, акъыллы).
Автор отмечает наличие у имен прилагательных сравнительной (гузель – гузельдже – гузельджерек) и
превосходной (пек чиркин, чокъ сары, зияде сарармыш, пек яхшы) степеней и усилительной формы (даха
гузельдир, энъ яхшысы, уп-узун, бем-беяз и т.д.) [9, c. 9].
Термин замир ’местоимение’ в пособии используется в разных значениях: 1) местоимение;
2) аффиксы с грамматическим значением принадлежности, сказуемости, лица. [9, c.10-12]. В современном
крымскотатарском языке за данным термином сохранилось лишь первое значение. Выделяя разряды ме-
стоимений по значению, автор использует следующие термины: 1) замир-и шахсий ’местоимение личное’;
2) замир-и изафы ’притяжательное местоимение’; 3) замир-и насиби ’аффиксы сказуемости’; 4) замир-и
фиилий ’личные окончания глаголов’; 5) замир-и фасфи ’притяжательное местоимение с аффиксом ки’.
Это в основном термины-словосочетания, построенные по правилам персидского языка. В грамматиках
30-40 гг. эти термины уже не используются.
В отдельную лексико-грамматическую группу вынесены указательные местоимения (исм-и ишарет),
отмечаются семантические различия между ними: для указания на предметы, находящиеся в непосредст-
венной близости, используется местоимение бу (этот), для указания на предметы, находящиеся на среднем
от говорящего расстоянии, – местоимение шу (этот), для указания на предметы, находящиеся далеко, – ме-
стоимение о (тот) [9, c. 12].
Описывая разные группы местоимений, автор дает образцы склонения некоторых местоимений.
Значительное место в «Грамматике» автор отводит масдарам (именам действия) и глаголу. У глаголов
автор, как и современные лингвисты, выделяет 3 категории времени: 1) прошедшее время; 2) настоящее
время; 3) будущее время. В зависимости от структуры глаголы разделены на простые и сложные. В отли-
чие от классификаций современных языковедов, в данном пособии у глагола выделяются восемь наклоне-
ний (в современном крымскотатарском языке пять наклонений). В работе широко представлены парадиг-
мы спряжения глаголов всех наклонений: в положительном и отрицательном формах в единственном и
множественном числе по трем лицам [9, c.17-24].
Рассматривая масдары, автор грамматики выделяет три вида данной грамматической категории: 1)
имя действия, близкое к инфинитиву; 2) имя действия, образованное от имени существительного или при-
лагательного; 3) имя действия, выполняющее функцию прилагательного. В работе представлены масдары,
образованные посредством словообразовательных аффиксов –лыкъ / -лик (кельмеклик, алмакълыкъ); -ма / -
ме (сатма, алма и т.д.); -ш (келиш, сатыш и т. д.). В современном крымскотатарском языке данная кате-
гория слов выделена в особую группу глагола – исимфииль (имя действия).
Отмечает автор и наличие положительной (масдар-ы мусбет: алмакъ, бермек) и отрицательной (мас-
дар-ы менфий: алмамакъ, бермемек) форм у имен действия. Следует заметить, что хотя автор не упомина-
ет о сингармонизме, характерном для тюркских языков, он все же выделяет масдары с мягкой основой –
масдар-ы хафиф (кельмек, бильмек, сейлемек и т. д.) и масдары с твердой основой – масдар-ы
сакъыль:(алмакъ, сатмакъ, язмакъ и т. д.) [9, c.14].
Описывая категории глаголов и масдаров, автор в основном использует двусловные арабские терми-
ны-словосочетания: фииль-и басит ’простой глагол’, фииль-и муреккеп ’сложный глагол’, масдар-ы мус-
бет ’положительная форма имени действия’ и т. д. Как отмечалось выше, наряду с заимствованными
арабскими терминами, в работе используются термины с тюркскими компонентами: кечмиш олан заман
’прошедшее время’; шимдики заман ’настоящее время’; келеджек заман ’будущее врем