LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів


Головна Філологічні науки → Лингвосемиотическая метафора и принципы сферической типологизации опыта

которого, как из средоточия, все они обозримы, и этот горизонт есть более
высокий род, а высший род в конце концов есть всеобщий и истинный горизонт, определяемый с точки зрения
высшего понятия и охватывающий собой все многообразие как роды, виды и подвиды»4. Мне кажется вполне
уместным сравнить эту мысль Канта с изречением Паскаля о том, что мир – это сфера, центр которой повсюду, а
окружности нет нигде.
Это наиболее принципиальный момент для разграничения прагматической типологизации и
постмодернистской языковой игры без правил.
Как представляется совокупность объектов сферической типологизации? Обычно в таких случаях говорят
о предметном поле, в нашем же случае можно смело использовать определение объектная или предметная сфера
в прямом смысле слова сфера. При этом каждый элемент такой сферы может быть представлен как функция или
как точка функционального напряжения, точка пересечения множества разнотипных и разнонаправленных
функций (связей, отношений и зависимостей). Такой методический прием позволяет, с одной стороны,
объяснить специфичность и оригинальность каждого типологизируемого объекта, с другой же – указать с
большой долей вероятности на его место в объектной сфере критики, но не абсолютное, а относительно других
сходных и смежных объектов-функций. Так, типологизируя взгляды философов и ученых, эстетические вкусы,
политические и идеологические доктрины, религиозные верования, приемы и методы практической и
экономической деятельности или просто жизненные и мировоззренческие позиции, важно лишь выделить
условный нулевой пункт абсолютной нейтральности относительно всяческих оппозиций и спецификаций

257



(понятно, что это лишь гипотетическая точка, поскольку вы не найдете ни одного человека, который был бы,
например, художником или любителем живописи, и при этом не имен никаких вкусовых пристрастий или
предпочтений). Затем следует определиться с самыми принципиальными противоречиями в рассматриваемой
деятельности. Если это наука, то, понятно, таковыми будут понимание объекта, его познаваемости и метода его
исследования. Сферический характер типологии позволяет учитывать самые разнообразные и самые тонкие
нюансы расхождений во взглядах.
Важным приемом прагматической типологизации является т.н. «челночный» принцип критического
анализа, т. е. переход от наиболее общих критериев типологизации к самым конкретным фактам и обратно с
постепенным сужением диапазона путем конкретизации критериев типологического анализа и одновременного
обобщения фактов. Он позволяет выбрать оптимальный способ разложения типологизируемых объектов в
пространстве объектной сферы. Помним, что наша задача не создать полную и исчерпывающую картину
исследуемого объекта, а дать наиболее действенную, полезную для целей исследования систему знания о нем.
При этом совершенно снимается проблема эволюции взглядов, вкусов или мнений. Объектом типологизации
может являться и конкретный выраженный в какой-либо наблюдаемой форме отдельный взгляд отдельного
лица, и совокупность наиболее общих и стабильных взглядов этого лица, и совокупность принципиально
сходных взглядов группы лиц. Таким образом не только взгляды, характерные для целых течений, направлений,
школ, но даже разные взгляды, мнения, вкусы одного и того же индивида, выраженные им в различных формах и
в разное время, могут быть учтены в сферической типологии именно как различные типологизируемые объекты.
Именно этот метод типологизации был использован в данной работе для типологизации опыта и
критического анализа семиотической деятельности.
Одним из наиболее интересных моментов сферической типологизации является то, не только весь опыт
понимается здесь как шар с условным центром нейтрализации всех противоположностей, но и каждая часть
опыта может (и должна) рассматриваться именно как сферическая система с пограничными переходными
зонами со всеми остальными частями. Именно поэтому предложенный методический прием можно еще назвать
полисферической типологизацией. Эту форму легче вообразить, чем представить геометрически. Если бы
попытаться это сделать, следовало бы изобразить шар, состоящий из секторов, каждый из которых в свою
очередь является шаром, состоящим из секторов-шаров. И так до бесконечности. Тем не менее, такой способ
представления опыта позволяет объяснить, во-первых, что все типы деятельности функционально между собой
связаны и взаимно друг в друга переходят, а во-вторых, что каждый из них может быть подвергнут
типологизации на тех же основаниях, на каких был типологизован весь опыт как целое.

Литература
1. Кант, 1И. Критика чистого разума, [в:] Собрание сочинений в 8 томах. Т. 3. – М., 1994.
2. Марков Б. В. Философская антропология: очерки истории и теории, С.-Петербург.
3. Потебня, А. А. Мысль и язык. – К., 1993.

Примечания
1Различие в количестве традиционно выделяемых стилей и типов деятельности объясняется тем, что при всей специфичности философии она,
тем не менее, не обладаем достаточно выразительными средствами семиотизации, которые могли бы ее однозначно отличить от науки и
искусства.
2 Б. В. Марков, Философская антропология: очерки истории и теории, С.-Петербург
3 А. А. Потебня. Мысль и язык, с. 117.
4 И. Кант, Критика чистого разума, с. 492.

Литвак С. Я.
ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА И ЭТНИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИЧНОСТЬ ГРАММАТИЧЕСКОГО СТРОЯ
ЯЗЫКА

Возрастающий интерес современной лингвистики к изучению человеческого фактора в языке вызвал
появление целого ряда работ, посвященных исследованию различных аспектов языковых картин мира и проблем
языкового релятивизма [1; 2; 3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 10]. Однако вопрос об этнической специфичности грамматического
уровня языка и о сопоставительном анализе семантики одноименных грамматических категорий разных языков
продолжают оставаться недостаточно разработанными.
Целью нашей работы является освещение указанных вопросов на материале нескольких языков. Эта цель
обусловила решение следующих задач:
1) обосновать этнический характер грамматического уровня языка;
2) охарактеризовать семантические расхождения между языками на грамматическом уровне, в которых
запечатлены фрагменты различных языковых картин мира;
3) дать классификацию одноименных грамматических категорий разных языков.
1. В наше время общепринятым является положение о том, что каждый естественный язык по-своему
членит действительность, имеет свой специфический способ ее концептуализации. Как подчеркивал еще
В. Гумбольдт, различие языков состоит не только в отличиях звуков и знаков, но и различиях самих
мировидений [11: 139]. Особое мировидение – это и есть специфическая языковая картина мира (ЯКМ).
Анализируя картину мира какого-либо языка, лингвисты обращаются главным образом к его лексико-
семантической системе. Например, Н. П. Тропинина отмечает, что ЯКМ формируется прежде всего лексико-
семантической системой языка, хотя и другие языковые уровни участвуют в ее формировании [12: 12]. Более
определенно о необходимости привлечения к таким исследованиям других уровней языка высказывается
И. А. Голубовская. Она считает, что в выражении культурно-национальной специфики задействованы все без
исключения уровни языковой системы [13:11]. Некоторые ученые очень четко говорят о роли грамматического
уровня языка в представлении ЯКМ. Так, Е. В. Урысон указывает, что «специфичная языковая картина мира

258