LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Філологічні науки → Логикосемантическая связь как тип связи между началом и концовкой текста

рассуждение –
рассуждение, размышление – размышление. Но, для начала следует уточнить разницу между ФСТР «размышление»
и «рассуждение». М. П. Брандес [7, с. 71] замечает, что в то время как «рассуждение» образуется за счёт разных
способов развития мысли, определяющих внутреннюю структуру этой формы, её композитный характер, –
обоснования, доказательства, опровержения, разоблачения, сравнения, обобщения и т. п., организованных на
рациональной основе, содержанием «размышления» являются субъективные впечатления персонажа-
повествователя. Размышление строится чаще словами персонажа или персонажа-повествователя и реже словами
автора, а рассуждение – наоборот.
Логико-семантическая связь включает отношение дополнительности, при котором последущее предложение
дополняет или развивает содержание предыдущего, отношение подтверждения предшествующей мысли, а также
отношение сходства, когда в предложениях сообщается равнозначная информация [8].
Пользуясь вышеизложенным толкованием и рассматривая его в рамках объекта данного исследования анализ
короткой прозы показал, что логико-семантическая связь устанавливается между началом и концовкой КР, в
которых конечный сегмент является продолжением начала; начало и конец имеют одинаковое содержание в
тематическом плане, сообщают об одном и том актанте и одном и том же событии.
В качестве иллюстрации данного типа связи между началом и концовкой предлагается КР «Zentralbahnhof»,
отражающий её специфику. Это рассказ о неизвестном „ein Jemand“, который находит на своём письменном столе
письмо с сообщением о том, что 5-го ноября он должен явиться на вокзал, где в мужском туалете, кабине 18 над ним
будет совершена казнь. Герой ищет помощи у своих друзей, адвоката, соседей, ждёт от них совета, но никто не
проявляет активности, во имя спасения этого человека, а наоборот – все стараются держаться от него подальше.
Адвокат даже пытается ввести его в заблуждение, просто чтобы успокоить и считает, что речь идёт не о казни
„Hinrichtung“, а о том, что он должен быть устроен „er solle sich einrichten“ и говорит, что нужно переждать и иметь
доверие. Это самое важное. Герой теряет сон в ожидании назначенного дня и завидует даже мухе. Она жива. У неё нет
проблем. В назначенный день он является на вокзал, входит в кабину 18 и не видит там никого. Он вспоминает о
доверии, улыбается, у него поднимается настроение и он садится… Через 15 минут его труп вынесли уборщики в
глубину вокзала, на который поезда не ходили, хотя часто над его крышей нависал дым, якобы от локомотива.
Начало и конец относятся к одному и тому же событию, одному и тому же актанту, времени и месту действия.
Итак, КР начинается с неизвестного послания, которое уже является для читателя предвестником чего-то
неожиданного, неизвестного, интригующего:
An einem sonnigen Morgen stt ein Jemand innerhalb seiner Wohnung auf ein amtliches Schreiben: es liegt auf dem
Frhstcktisch neben der Tasse. Wie es dahin kam, ist ungewi. Kaum geffnet, berfllt es den Lesenden mit einer
Aufforderung:
Sie haben sich, befiehlt der amtliche Druck auf dem grauen, lappigen Papier, am 5. November des laufenden Jahres
morgens acht Uhr in der Herrentoilette des Zentralbahnhofes zwecks Ihrer Hinrichtung einzufinden. Fr Sie ist Kabine 18
vorgesehen. Bei Nichtbefolgung dieser Aufforderung kann auf dem Wege der verwaltungsdienstlichen Verordnung eine
Bestrafung angeordnet werden. Es empfiehlt sich leichte Bekleidung, urn einen reibungslosen Ablauf zu garantieren [9, c. 129].
Начало в данном КР выполняет моделирующую функцию и сообщает читателю о действии – zwecks Ihrer
Hinrichtung, времени – am 5.November des laufenden Jahres morgens acht Uhr, и месте событий – in der Herrentoilette
des Zentralbahnhofes, не называя при этом конкретно лицо, с которым происходит описываемое событие. Автор

234

вводит актанта через неопределённое местоимение ein Jemand, что свидетельствует о том, что такое могло
произойти с любым, и выдвигает на первый план действие «Hinrichtung». Начало содержит неожиданность и
таинственность происходящего, выражающиеся в акциональном глаголе sten и способ, которым письмо попало на
стол: Wie es dahin kam, ist ungewi. Эффект неожиданности происходящего достигается путём противопоставления в
начале солнечного утра «аn einem sonnigen Morgen», а точнее эпитета sonnigen – содержанию записки, которое уже
излагалось выше. Благодаря имплицитным связям, выраженных эпитетами grauen, lappigen и прилагательному
amtliche в предложении «der amtliche Druck auf dem grauen, lappigen Papier» читатель воспринимает данный факт как
контакт неизвестного человека с государственными силами. Все вышеперечисленные стилистические приёмы и
лексические единицы способствуют созданию у читателя состояния тревоги, напряжения.
Концовка рассказа совпадает с кульминацией и является очевидным продолжением начала.
Durch die spiegelnde Leere der Herrentoilette hallt sein einsamer Schritt: Kabine 18 entdeckt er sofort. Er schiebt
eine Mnze ins Schliewerk der Tr, die aufschwingt, und tritt ein. Wild zuckt in ihm die Gewiheit auf, da gar nichts
passieren wird. Gar nichts! Man will ihn nur einrichten, weiter nichts!Gleich wird es vorber sein, und er kann wieder nach
Hause gehen. Vertrauen! Vertrauen! Eine euphorische Stimmung steigt ihm in die Kehle, lchelnd riegelt er das Schlo zu
und setzt sich.
Eine Viertelstunde spter kommen zwei Toilettenmnner herein, ffnen mit einem Nachschlssel Kabine 18 und
ziehen den leichtbekleideten Leichnam heraus, um ihn in die rotziegeligen Tiefen des Zentralbahnhofes zu schaffen, von dem
jeder wute, da ihn weder ein Zug jemals erreicht noch verlassen hatte, obwohl oft ber seinem Dach der Rauch
angeblicher Lokomotiven hing [10, c. 131].
Итак, концовка КР сообщает о развитии события того дня, о котором было заявлено в начале в записке,
содержание начала и концовки близко в тематическом плане, но концовка является продолжением фактуальной
информации, сообщённой читателю в начале и повествует о результате действия, т.е. является концом-результатом.
В концовке так же как и в начале присутствует ощущение тревоги и напряжения у читателя, но в последнем
сегменте оно усиливается за счёт изобилия языковых средств Wild zuckt in ihm die Gewiheit auf, еine euphorische
Stimmung steigt ihm in die Kehle и приёмов стилистической выразительности: контактного повтора gar nichts passieren
wird. Gar nichts! Man will ihn nur einrichten, weiter nichts!, Vertrauen! Vertrauen!, обилие восклицательных
предложений, которыми автор передаёт крайнюю точку напряжения, страха героя и надежду на благополучный
исход, сочетание коротких предложений со средними передают нервозность в состоянии героя.
Семантическая связь между началом и концовкой проявляется эксплицитно через полный повтор в концовке
места действия Herrentoilette, Kabine 18, Zentralbahnhof, способа номинации героя sein einsamer Schritt, еr, den
leichtbekleideten Leichnam.
Далее следует рассмотреть особую роль данного сочетания ФСТР в начале и концовке КР для определения
тематического и концептуального единства.
В вышеизложенном анализе уже было отмечено, что ФСТР сообщение выделяет действие, которое
присутствует как в начале КР казнь «Hinrichtung» так и в конце имплицитно «den leichtbekleideten Leichnam»
свидетельствует о свершении казни. Начало и конец КР содержат в себе тайну действия, сигналами которой
являются в начале – неизвестность способа, которым письмо было доставлено Wie es dahin kam, ist ungewi, а в конце
– неизвестности способа, которым этот человек был казнён, выраженный при помощи красной строки между
предпоследним и последним абзатцем. Можно предположить, что речь идёт о незаконном действии (казни), без суда
и следствия, о чём автор намекает читателю в конце с помощью метафорического переноса der Rauch angeblicher