LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів


Головна Філологічні науки → М. Волошин - Г. Гессе: общности пути самопознания и откровений истины

полной
гармонии психического и физического” [1]. М. Волошин к одному из своих стихотворений
эпиграфом берет слова Гете о том, что “на человека нисходят и от человека исходят как золотые
бадьи энергии” [2]. В 1900г. Волошин с друзьями идет из Мюнхена в Италию тем путем, который
был освящен великим Гете.
Как шли Г. Гессе и М. Волошин в “самопреосуществлении”. Они приоткрывают миру
таинство из таинств: Высшие Силы, Господь ведет их путем испытания плоти божественным
Огнем, порой нестерпимым. Это возможно лишь при “Водительстве Верховных Сил”. При этом
даруется часть Великой истины. М. Волошин пишет:
“Любовь безжалостна и жжет огнем”.
“… Замер дух: суровый и стыдливый,
знаньем новой истины объят”.
“… Если дров в плавильной печи мало,
Господи, вот плоть моя” [3].
У Г. Гессе читаем:
“Жарко пронизывает ваш жар
Темные потоки моей крови,
Которые вами очищенные,
Глубже дышат, прекраснее цветут”.
“Вами, ваш” мыслится как “Верховное Водительство”,
“Высшие Силы”.
М. Волошину в 1900г. в Казахской пустыне даруется “рождение в Духе”. В Православной
религии это называется “Сошествием Божией Благодати”, означает незабываемое слияние
психического и физического с Божией Благодатью, со все сущим на земле, в водах и на небе, а
также “даруемую” истину о прошлых цивилизациях и Будущем земли. Для Волошина начинается
новая ступень восхождения Души. Об этом чувстве великой гармонии Г. Гессе пишет, в частности
в стихотворении “Заповедь” (1908г.):
Итак, ты должен всему сущему
Быть братом и сестрой,
Чтобы оно всего тебя пронизывало,
И ты не различал, где “мое”, где “твое”.
Ни один листок и ни одна звезда
не должны упасть иль угаснуть,
и ты с ними должен уйти,
чтобы со всеми воскресать каждый час.


С. Н. Попова. М. ВОЛОШИН – Г. ГЕССЕ: ОБЩНОСТИ ПУТИ
14
САМОПОЗНАНИЯ И ОТКРОВЕНИЙ ИСТИНЫ

На пути самопреодоления и Г. Гессе, и М. Волошин прежде всего изменили свое отношение к
болям и болезням, которые всегда делают человека слабее и беспомощнее. Оба мыслителя
рассматривают боли и болезни как Дар Господа, Дар Свыше. Г. Гессе вопрошает:
“Бедные сестра, любимые боли!
не вы ли Дары Божие?
Так живите же в моем сердце!”
У М. Волошина читаем:
Друг мой тело,
Ты меня одело,...
Бог тебя болезнями украсил.
Понимая, что болями тело реагирует на некие сбои в гармонии психического и физического,
оба благословляют их, подчеркивают их неслучайность, предначертанность. Когда началась
первая мировая война, Волошин “вдруг” сломал руку. М. Волошин радовался своим болезням
(даже прикованный на 10 месяцев к инвалидной коляске), расценивал боли как благостный,
блаженный период, освобождавший его по Воле Всевышнего от “трепки” разного вида: дел о
приговорах, собраний и т. п. и дающий ему возможность иметь полное уединение. В письме к А.
М. Петровой он пишет: “… я убежден, что способность владеть ногами я обрету именно тогда,
когда они мне понадобятся во что бы то ни стало”.
Радоваться, благодарить, благословлять боли дано не каждому, а лишь тем, чья плоть
исправляется путем явленного Огня плоти – у М. Волошина – “…во мгле моих распятий”.
У Г. Гессе: “Тихо шепчет мне мой бамбук в ночи”. Ощущение огня сливается с ощущением тела
как полого бамбука. Вспомним, что на многих курсах экстрасенсов путем тренинга воображения,
медитации, а не путем работы души, наполнения чувством любви ко всему и к каждому, стремятся
почувствовать тело, как полый бамбук.
Даже после Сошествия Божией Благодати не все так просто на пути Восхождения Души. Так,
в 1909г. дело доходит до дуэли двух поэтов: М. Волошина и Н. Гумилева.
Тот факт, что на дуэль, в результате которой, к счастью, никто не пострадал, вышли два
поэта, свидетельствует о том, что в то время в их сердцах еще не было чувства ответственности за
человеческую жизнь, чувства вины “за всех и перед всеми”.
У Г. Гессе есть стихотворение, где звучат нотки усталости от жизни, нотки разочарования,
которые перекликаются с волошинскими строчками: “Я быть устал среди людей…”. Был у Гессе
период тяжелой, затянувшейся депрессии.
На Земле – Пожар первой мировой войны. Активна позиция Г. Гессе: наряду с Карлом
Краусом, Генрихом Манном, Штефаном Цвейгом, он относится к катастрофически
уменьшающемуся числу тех интеллектуалов, кто не подался немецкому патриотизму и психозу
войны. Г. Гессе отдает себя полностью заботе о военнопленных, редактирует два журнала для них
и строит центр книги для немецких военнопленных. С 1914 – 1918 г.г. в немецких, австрийских,
швейцарских изданиях выходят 25 политических статей Г. Гессе.
В Россию после первой мировой ворвался смерч братоубийственной войны. Гражданская
война в Крыму была чрезвычайно жестокой: к власти приходили то “красные”, то “белые”.
М. Волошин спасает от расстрела и “белых” в стане “красных”, и “красных” при власти белых.
И “белые”, и “красные” хотели расстрелять Волошина то как коммуниста, то как сочувствующего
“белым”.
Истина триады: “Человек – Божественное – Вселенная” у М. Волошина и Г. Гессе отличается
рядом сходных черт.
У Г. Гессе есть стихотворение “Молитва”, где он молит Бога “отчаяться в себе, но, Боже, не в
Тебе”. Когда на земле война, нужно, “чтобы кто-то стоял в келье на коленях и молился за тех и за
других” (М.В.).
М. Волошин первым “во миру” показал силу и действенность индивидуальной молитвы.
А М. Волошину удается спасать многих от террора силой индивидуальной молитвы. “Надо только
знать, – пишет он, – как и за кого молиться”. В ситуации “палач – жертва” молиться следует за
палача, т.к. он вот-вот совершит самый тяжкий грех – лишит кого-то жизни, молиться неистово,
давая ему возможность высказывать в резких тонах все, что он хочет – “и результат не замедлит
случиться” (М.В.) [5].
Эммануил Райс в своем предисловии к двум томам стихотворений М. Волошина, изданным в
Париже, пишет о том, что М. Волошина и в других религиях принимали не только “за своего”, но
и за “Высшего Священнослужителя” [4].
Известный во всем бывшем СССР своими смелыми и честными проповедями и трагическим
убийством cвященнослужитель Александр Мень писал, что “значение творчества М. Волошина
для всего мира трудно