LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Філологічні науки → Магическая защита младенца в мифологических образах восточнославянских народных колыбельных

54
Перзеке М.Ю.
МАГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА МЛАДЕНЦА В МИФОЛОГИЧЕСКИХ ОБРАЗАХ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ
НАРОДНЫХ КОЛЫБЕЛЬНЫХ



Перзеке М.Ю.
МАГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА МЛАДЕНЦА В МИФОЛОГИЧЕСКИХ ОБРАЗАХ
ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ НАРОДНЫХ КОЛЫБЕЛЬНЫХ


Большинство исследователей детского фольклора, отмечая полифункциональный характер народных
колыбельных песен, в качестве ведущих функций выделяют утилитарно-бытовую, воспитательную и эсте-
тическую. В представлении же наших предков колыбельные песни выполняли еще одну очень важную
функцию- функцию магической защиты младенца от болезней, злых сил и даже смерти. Этот вопрос неод-
нократно затрагивался в исследованиях фольклористов, педагогов, психологов, но его освещенность носит
несколько фрагментарный характер.
Так
в
работах
В.Харитонова,
Н.Элиаш,
Г.Барташевич,
Г.Довженок,
В.Аникина,
А.Мартыновой,Л.Яцкив рассматривается связь колыбельных песен с заговорами. Авторы О.Капица,
Н.Гаген-Торн, Е.Гиппиус,Э.Померанцева, Г.Шаповалова,А.Мартынова,М.Мельников исследовали генезис
колыбельных – пожеланий смерти младенцу. Исследовательница взаимосвязи ритуала и фольклора
В.Еремина рассматривает эти колыбельные в общей системе оберегов ребенка. Магический характер опре-
деленных колыбельных песен отмечали П.Чубинский и современная исследовательница Н.Сивачук.
Таким образом можно сказать, что данный вопрос вцелом освещен. но, на наш взгляд, несколоько
фрагментарно.Причина, видимо, заключается в том, что и колыбельные-заговоры,и колыбельные-обереги,
выполняя общую функцию магической защиты младенца, внешне совершенно несхожи. Хотя, базируясь на
общих принципах мифологического мышления и выполняя одну задачу, эти колыбельные,на наш взгляд,
могут рассматриваться и изучаться в одной группе, что должно способствовать более полному раскрытию
их функции- магической защиты младенца, и, в итоге, формированию более адекватного представления о
том мировоззрении, которое их породило.
Особое значение в создании магической защиты младенца имели колыбельные песни, по своему со-
держанию и структуре близкие к образцам заговорно - заклинательной поэзии. Как отмечает
В.Харионов:«Заговорно- заклинательная поэзия – один из древнейших видов народного творчества, хорошо
сохранившийся до настоящего времени, был представлен в фольклорной традиции восточных славян очень
широко. Вызванный к жизни магическими воззрениями древних, он оказался распространенным практиче-
ски на все жизненные сферы»[19,с.8].Поэтому совершенно естественным для восточных славян было при-
менение заговорно - заклинательных текстов в родильной обрядности и, как продолжение, активное ис-
пользование их в поэзии пестования.
Несомненная связь колыбельных песен и заговоров отмечалась многими исследователями детского
фольклора. Так Н.Элиаш выводила колыбельную песню непосредственно из заговора. В.Аникин более ос-
торожно трактует этот вопрос.Он указывает, что нет необходимости утверждать происхождение колы-
бельных песен из заговоров, но при этом обращает внимание на сходство природы этих явлений, общ-
ность интонационного построения, что, безусловно, не могло быть только внешними или случайными, а
было обусловлено их несомненным родством[1,с.90]. Мнение о связи колыбельных песен с заговорной по-
эзией в основном поддерживается в работах Э.Померанцевой и Э.Литвин. Наиболее последовательно мысль
о магическом характере древних колыбельных отстаивает в статье «Опыт классификации русских колы-
бельных песен» А.Мартынова [10,с.106].Значительное внимание уделила этому вопросу и исследователь-
ница белорусского детского фольклора Г.Барташевич. Вцелом разделяя точку зрения о древности жанра,
исследовательница считает,что связь колыбельной с заговором, если она и была,больше проявлялась внеш-
не,в особенностях исполнения,нежели во внутренней сути [2,с.37].Родство колыбельных песен и заговоров
отмечает и Г.Довженок. По ее мнению «колискова пісня мала такуж функцію, що й замовляння,-
привернути /або відвернути/ певну якість чи дію,свідченням чого є…стислі, формульного характеру поба-
жання дитині, добре збережені давнішними і сучасними записами»[7,с.37].При этом в ряде случаев заго-
ворные формулы могут сочетаться с определенными действиями.Так исследовательница взаимосвязи ри-
туала и фольклора В.Еремина указывает на единство таких звеньев как оберег-действие, оберег-слово и
оберег-песня в системе магической защиты ребенка[8,с.72-73].
Таким образом родство заговорных текстов и колыбельных песен, по мнению большинства ученых, не
вызывает сомнений. Не ставя целью доскональное изучение именно этого вопроса, мы хотим отметить су-
ществование самостоятельной группы колыбельных-заговоров,выполняющих функцию магической защиты
младенца. Условно их можно разделить на три подгруппы.
В текстах первой подгруппы выражается настойчивое желание отвести от младенца бессонье, болезни,
прочее лихо или же избавиться от них путем перевода на другое существо-например кота или курицу-
прием, который широко использовался в знахарских обрядах катартического типа [17,с.472]:
«Я качаю день и ночь, «А-а, котино!
Отойди, бессонье, прочь! Засни, мала дитино!
Отойди да отвались, Ой на кота воркота,
В темном лесе заблудись…» На дитину дрімота,
[14,с.12]; Ой на кота все лихо-
Ти, дитино, спи тихо!» [18,с.19].
В текстах второй подгруппы колыбельных-заговоров напротив выражается настойчивое желание при-
звать к ребенку и удержать возле него Сон,Дрему,Угомон, Успокой. На мифологический характер этих об-

Вопросы духовной культуры – ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
55

разов не раз указывали исследователи фольклора[7,с.41-42].Понимая первостепенную важность сна для ре-
бенка, мать, бабушка или нянька призывали к нему Сон и Дрему:
« Сон да Дрема,
Пойди к Ване в голова…»[12,с.152];
« Сонку- дрімку, голубоньку,
Приспи ж мою дитиноньку…»[18,с.27].
К третьей подгруппе можно отнести колыбельные песни, в которых звучали пожелания ребенку креп-
кого и спокойного сна, здоровья, счастья, ума, красоты, как в настоящем, так и в отдаленном будущем:
« Спи-ко, /имя/, здорово, «Ты спи по ночам
Вставай весело, И расти по часам…»[12,с.158];
Спи камешком,
Вставай перышком.»[15,с.22];
« Ой,гойда, гойда, Щоби ти росла, щоби ти росла,
Ой, гойда, гойда, Би-с була здоровенька.»[6,с.60].
Спи, дитино, маленька,
Несмотря на внешнее несходство этих трех подгрупп колыбельных, их объединяет общий принцип
мышления, лежащий в основе всей заговорно-заклинательной поэзии – вера в магическую силу слова и
возможность влияния с его помощью на окружающую действительность с целью предотвращения или, на-
против, вызова какого-либо явления[4,c.78].Формульный характер, четкость в описании желаемых состоя-
ний, преобладание повелительных наклонений, характерные для заговоров, присущи и колыбельным дан-
ной группы.
Активное воздействие на окружающую действительнлсть с помощью колыбельных заговорного харак-
тера было возможным для наших предков и в силу так называемой «логики партиципации»/по определению
Л.Леви-Брюля/, согласно которой сверхъестественные силы, природа и человек, будучи элементами едино-
го космического порядка, рассматриваются как некое непрерывное поле разносторонних взаимодействий и
объектов магического воздействия[13,с.450].
В