LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Філологічні науки → Аббревиатуры как продукт ментальной деятельности человека



В исследуемых текстах слово любовник, обычно имеющее в общем пользовании коннотации негативной
этической оценки, приобретает положительные коннотации. Более того, оно становится параметром,
характеризующим высокий рейтинг героини-женщины. Чем больше любовников, тем выше в глазах автора
главный герой – женщина.
Ср.: – Я совсем сбрендила, – думала Лара, вполуха слушая, как любовник бормочет нежные слова. Только
что была с Игорем.. а теперь с Виталиком, и тоже словно с цепи сорвалась... – Я не хочу тебя бросать, но не
могу себе представить, как буду с вами обоими... У меня еще есть муж, так что это уже четырехугольник... –
Удивительная ты женщина, Ларочка. Просто роковая женщина. (Диля Еникеева).
Сопоставь: – Я вам не жена, не друг, а женщина, которую вы не уважаете за то, что она стала вашей
любовницей (Чехов).
Любопытно, что прилагательное донжуанский встретилось по отношению к поведению молодой
женщины.
Ср.: – Он просто влюбился. – Нашел в кого!.. – Пацюк скрипнул зубами. – Две тысячи сорок четвертый в
ее донжуанском списке. (Виктория Платова).
Деньги, подарки любовников компенсируют главные героини искусством в сексе, где они, по их
рассказам, неутомимы и изобретательны. Описание интимных сцен растягивается на несколько страниц, секс
получает определения изысканного, чудного. Он же функционально дифференцируется: секс как удовольствие,
счастье; секс как наркотик; секс как средство достижения своих целей.
Секс и дети в «женских» романах оказываются либо несовместимыми, либо мало совместимыми. В части
романов о детях не упоминается вовсе, либо они являются проблемой как до, так и после их появления на свет.
Ср.: – Ей предстояло сделать выбор – или навсегда отказаться от семьи, потерять Володю, или немедленно
решиться на ребенка. По-видимому, и то и другое ее пугало. (Вера Ветковская).
– Я беременела дважды от тебя, – призналась она. После второго аборта мне сказали, что детей у меня
больше не будет. (Александра Маринина). Она заранее предупредила его, что детей иметь не может (Полина
Дашкова).
Женские любовные романы отражают возможные перспективы отношений между полами, в частности,
перспективу разрушения современной семьи.
Сравни в этой связи: «В США половина зарегистрированных браков распадается. В Германии эта доля
составляет одну треть... Индивидуализация проникает и внутрь существующих семей, ибо уже сегодня даже в
семье каждый смотрит телевизор обособленно. Одинокий мужчина и одинокая женщина выступают главными
фигурами современного общества... Так образуется некий гибридный вид индивидуализованной и в то же время
массовой публики, «стандартизованное коллективное бытие разобщенных массовых отшельников» [8].
Таким образом, жизнь мужчины и женщины, их взаимоотношения в современном языке (и сознании
носителей языка) представляются как система объективно существующих в реальной практике отношений. С
другой стороны, языком навязываются архаичные андрогенные модели межполовых связей, наконец, язык
предлагает и некую новую парадигму бытия мужчины и женщины, их отношений. Новое, как правило,
предлагается женщиной.

Источники и литература
1. Гендер и язык / Московский гос. лингвистический ун-т, Лаборатория гендерных исследований. – М.: Языки славянской культуры, 2005. –
624 с.
2. Гендер как интрига познания. Сборник статей. – М.: Московский гос. лингвистический ун-т, Лаборатория гендерных исследований. Изд-во
«Рудомино», 2000. – 192 с.
3. Словарь современного русского литературного языка: В 20 т. / АН СССР. Ин-т рус. яз. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Рус. яз., 1991.
4. Словарь русского языка: В 4-х т./ АН СССР, Ин-т рус. яз. – М.: Русский язык, 1981-1984.
5. Даль В. И. Пословицы русского народа: Сборник. В 2-х т. – М.: Худож. лит., 1984.
6. Борохов Э. Энциклопедия афоризмов (Мысль в слове). – М.: ООО «Издательство АСТ», 2000. – 720 с.
7. Лашкевич А., Широкова Е. Гендерные аспекты рецептивной эстетики: проблема читателя в русской женской прозе конца ХХ века //
Теоретико-литературные итоги ХХ века. Т. 4. Читатель: проблемы восприятия. – М.: Практис, 2005. – С. 497-511
8. Силичев Д.А. Социальные последствия перехода от индустриализма и модерна к постмодернизму и постмодерну // Вопросы философии. –
М.: РАН, № 7.

Еремкина Г. Г.

АББРЕВИАТУРЫ КАК ПРОДУКТ МЕНТАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА

В настоящее время исследование и анализ ментальной деятельности человека привлекает внимание
ученых различных отраслей – психологов, лингвистов и др. Таким образом, современная лингвистика
переживает период так называемой «когнитивной революции», когда центром лингвистических исследований
становится изучение формирования, хранения и передачи человеческого знания. В своих исследованиях
лингвисты переходят от декларирования связи языка и мышления к изучению форм их взаимодействия [1, c. 55].
Несмотря на то, что процесс аббревиации исследован достаточно комплексно, включая основные
ключевые вопросы – природа и сущность аббревиации как специфического лингвистического явления,
экстралингвистические и интралингвистические факторы возникновения сокращений, классификации (Лейчик
В., Клименко Н., Алексеев Д., Арнольд И.), рассмотрение аббревиатур с психолингвистической точки зрения
не являлись предметом специального исследования. Однако именно этот вопрос является одним из отправных
при описании данного лингвистического явления, поскольку в человеческом сознании заложен большой
творческий потенциал, который он может использовать при моделировании лексических структур. Выявление
механизмов и способов творческого преобразования уже имеющихся у человека образов и создание на основе
этой переработки новых образов в виде сокращенных слов поможет устранить структурную и функциональную

138



пестроту аббревиатурных моделей, преодолеть некоторую инертность восприятия аббревиатур и заполнить
языковые лакуны.
Целью данной статьи является рассмотрение аббревиатур как продукта ментальной деятельности человека
и анализ закономерностей, способствующих оптимизации процесса