LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Релігія → Налоговая политика государства в отношении религиозных культов в 40-60- годы ХХ века (на материалах Крыма)

Григорьевич, д. Желябовка, у. Первомайская.
По Евпатории:
1. Вощило Кирилл Максимович, проживающий по ул. Токарева, 104.
2. Иерусалимец Василий (данные отсутствуют)
По г. Саки:
1. Шоха Петр Максимович, проживающий по ул. Скотобойная, 56.
2. Будзиновский Иосиф Лаврентьевич. Проживающий по ул. Скотобойная, 26.
3. Здоров Василий Федорович, проживающий по ул. Рудовая, 60.
4. Ткаченко Григорий Григорьевич (данные отсутствуют) [6].
В 1957 и 1958 годах органами власти были проведены мероприятия по ограничению деятельности
незарегистрированных групп «пятидесятников». Так в Керчи хозяин нелегального молитвенного дома
Хелик был оштрафован на 5 тысяч рублей, а помещение, в котором проводились молитвенные собрания,
было снесено. Хелик, уплатив штраф, вновь восстановил помещение молитвенного дома. Керченский
горисполком вторично оштрафовал его и предложил снести это строение.
В Симферополе «пятидесятники» организовали молитвенный дом по ул. Чонгарской. Однако при
помощи штрафов и нажима на хозяйку домовладения молитвенный дом был ликвидирован. После этого
«пятидесятники» стали проводить собрания на квартире диакона Д. Пешкова по ул. Парижской, 14.
Симферопольский горисполком оштрафовал Пешкова на 5 тысяч рубле и предложил снести пристройку к
дому, в которой собирались верующие. За проведение незаконных молитвенных собраний милиция
Симферополя оштрафовала на 25% зарплаты руководителей общины Коркосенко, Пешкова и Голышева
[7]. В Саках неоднократно была повергнута штрафу верующая Шевкопляс, которая приспособила свой
дом для проведения молитвенных собраний «чистых» баптистов. Были также оштрафованы лидеры
общины Шоха, Будзиновский и Здоров. Однако они заявили уполномоченному, что штрафы уплачивать
78
Катунина Е.В.
НАЛОГОВАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИИ РЕЛИГИОЗНЫХ КУЛЬТОВ В 40–60 гг. ХХ вв.
будут, однако проведение собраний не прекратят [8].
Такие же штрафы были выписаны и лидерам других общин Крыма. К проведению кампании
финансового давления в отношении хозяев домов и квартир, предоставлявших их для проведения
молитвенных собраний, были подключены санэпидсанция и пожарные.
В Евпатории у незарегистрированной еврейской общины в пользу государства было отсужено 21
тысячу рублей как «незаконно собранные с верующих».
Однако, по мнению уполномоченного, ни усиление атеистической пропаганды, ни административный
нажим, не дали должного эффекта. «Пятидесятники» и «чистые» баптисты продолжили проведение
молитвенных собраний, заявляя о том, что их преследуют за веру.
Для ликвидации подпольных групп, по мнению уполномоченного необходимо было провести ряд
мероприятий, в том числе и финансового воздействия. Он считал, что органам милиции, суда,
прокуратуры, санэпидемстанции, пожарной службы и облфо следует применять более суровые меры
воздействия к нарушителям законов. Уполномоченный отмечал, что до сих пор проводились лишь
штрафы хозяев домовладений, сдающих свое жилье для проведения молитвенных собраний, но еще не
облагались подоходным налогом служители и проповедники незарегистрированных религиозных групп,
несмотря на то, что имеется указание министерства финансов СССР от 23 февраля 1954 года, в котором
говорится о том, что: «Министерство финансов предлагает принять меры к обложению подоходным
налогом лиц, получающих доходы от выполнения религиозных обрядов и сдачи в наем помещений для
молитвенных собраний, независимо от того, имеют ли они духовный сан и зарегистрированы ли они в
установленном порядке или нет» [9].
Аналогичные указания были даны министерством финансов 3 сентября 1958 года в отношении
служителей культов сельских религиозных общин.
Уполномоченный рекомендовал органам местной власти использовать для активизации давления в
отношении религиозных группы и материалы Пленума Верховного Суда СССР от 12 декабря 1940 года, в
§ 9 которого говорилось о том, что если гражданином в спекулятивных целях, т.е. для извлечения
нетрудового дохода сдается комната или дом, то эту жилплощадь, даже если она не является излишком,
по требованию прокурора или жилуправления через суд можно изъять в доход государства.
По мнению уполномоченного для ограничения влияния религиозных групп на общество местные
органы власти также совершенно не применяли десятый раздел «Правил о культах» Административного
кодекса УССР от 27 октября 1927 года.
29 января 1959 года на заседании Крымского облисполкома было принято решение «Об оценке
строений и молитвенных домов», в соответствии с которым все городские и районные исполкомы до 1
сентября 1959 года должны были провести оценку строений церквей и молитвенных домов, включая
надворные постройки, каменные ограды, колодцы и т.д. и установить новую оценочную стоимость, в
соответствии с которой должны были быть установлены новые налоги для религиозных общин по
арендной плате. Проведение этих работ оплачивали религиозные общины [10].
Наиболее активно вопросы налогообложения духовенства и религиозного актива стали
использоваться в начале 60-х годов.
В информации, направленной 2 ноября 1960 года в финансовые органы, уполномоченный СДРК по
Крымской области М.М. Рудаков сообщил данные о верующих, получающих зарплату в религиозных
общинах. На полуострове в это время действовало 14 зарегистрированных обществ евангельских
христиан-баптистов, 2 общины адвентистов седьмого дня, одна иудейская и одна старообрядческая
общины.
Из 14 обществ ЕХБ в 3-х отсутствовали платные работники. Охрана и уборка молитвенных домов
проводилась хозяевами, которые сдавали дома в аренду.
В 11 обществах имелся штат сторожей – 2 человека и 11 уборщиц.
Сторожа получали зарплату по 150 рублей в месяц. Из общего числа уборщиц одна получала 100
рублей, 5 человек – по 250 рублей и 5 человек – по 300 рублей.
По общинам АСД имелось 3 штатных работника, в том числе: 1 сторож, 1 уборщица и 1
хозяйственник. Каждый из них получал по 280 рублей.
В синагоге было 5 человек платных работников, в том числе: сторож, уборщица, чтец торы,
председатель исполнительного органа и бухгалтер. Их них 4 человека получали зарплату по 300 рублей в
месяц, а бухгалтер – 200 рублей.
В старообрядческой церкви плату за работу в сумме 250 рублей получал 1 человек – уборщица.
Таким образом, в 18 общинах было 22