LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Релігія → О лакунах в системе лингвистической науки: проблема взаимодействия языка и религии




А. К. Гадомский. О ЛАКУНАХ В СИСТЕМЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ:
164
ПРОБЛЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЯЗЫКА И РЕЛИГИИ

О ЛАКУНАХ В СИСТЕМЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ:
ПРОБЛЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ЯЗЫКА И РЕЛИГИИ
А. К. Гадомский
В статье указывается необходимость появления в ряду других самостоятельной
лингвистической науки – теолингвистики.
Ключевые слова: теолингвистика, язык, религия
У статті вказано на необхідність появи в колі інших самостійної лінгвістичної науки –
теолінгвістики.
Ключові слова: теолінгвістика, мова, релігія
The article points out the necessity of appearance of theoretical linguistics as an independent
linguistic science among other science
Key words: theoretical linguistics, language, religion

Создавая периодическую систему химических элементов, Д.И. Менделеев еще сам не знал точно,
сколько элементов войдет в нее. Благодаря созданной системе и установлению некоторых
закономерностей, ему удалось обнаружить лакуны в системе и тем самым доказать априори
существование не известных ранее человеку веществ. Преемники смогли получить их и тем самым
доказать истинность открытия Д.И. Менделеева.
Ситуация в современной лингвистике напоминает в некоторой степени ситуацию в химии времен
открытия периодической системы химических элементов: в пространстве современных парадигм
языкознания четко просматриваются лакуны, которые ждут своего описания.
Наблюдая за развитием языкознания ХХ века, основная часть лингвистов выделяет два основных
направления его развития.
Сторонников первого направления интересует «язык в себе». Язык изучается в этом случае как
система форм и является предметом изучения структурно-системного направления в лингвистике.
Научные парадигмы этого направления во многом сложились под влиянием идей Фердинанда де Соссюра.
Культурные и этнические условия существования языка он считал второстепенными и относил к внешней
лингвистике. В рамках этого направления язык изучается так, если бы он существовал вне человека [12].
Сторонники второго направления изучают язык, погруженный в условия «своей жизни». Язык
является предметом изучения коммуникативно-прагматического направления в лингвистике.
Теоретические положения этого направления связаны с философской теорией языка В. фон Гумбольдта. В
основе его лежит убеждение, что язык, как уникальный дар человека, является творческим созидающим
процессом. Исследование языка в его движении и развитии способно приблизить к разгадке тайны
человека и характера народов [3].
На переломе второго и третьего тысячелетий языкознание несколько изменило объект своего
исследования: от «языка в себе» лингвистика переходит к изучению языка в более широком контексте.
Современная лингвистическая наука кроме проблем, традиционно исследуемых языкознанием,
рассматривает и вопросы воздействия социальных, этнических, психологических, культурных, религиозных
и других факторов на механизм употребления языка. Это приводит к заметному изменению границ
лингвистического анализа – к расширению объекта исследования названной дисциплины. А идеи
Вильгельма фон Гумбольдта не только дополняют идеи Фердинанда де Соссюра, но и являются
своеобразной базой, платформой, основанием для развития новых направлений в лингвистической науке
[4, c. 3]. И здесь уместно вспомнить слова Э. Бенвениста, который писал о том, что «свойства языка
настолько своеобразны, что можно, по существу, говорить о наличии у языка не одной, а нескольких
структур, каждая из которых могла бы послужить основанием для возникновения целостной лингвистики»
[1, с. 45].
И такие «целостные лингвистики», как отмечает В.А. Маслова, начали возникать во второй половине
ХХ века. Это социолингвистика и психолингвистика, антропологическая лингвистика и этнолингвистика,
этнопсихолингвистика и социопсихолингвистика и т. д.[6, c.7].
Актуальность. Вопрос о так называемых «целостных лингвистиках», по нашему мнению, в
современном языкознании не решен, поскольку, рассматривая ту или иную лингвистическую проблему,
исследователи не только не всегда могут прийти к окончательному выводу о том, насколько правомерно
говорить об отдельной лингвистической науке (разделе языкознания), об особенном функциональном
стиле или о явлении в языке, но и объектом исследования какой науки является та или иная научная
проблема. Если проблемы «язык и общество», «язык и человек», «язык и мышление», «язык и
психология», «язык и политика», «язык и культура» переросли в такие самостоятельные лингвистические
науки («целостные лингвистики»), как социолингвистика и психолингвистика, антропологическая


РАЗДЕЛ 4. РУССКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ: РЕАЛИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
165

лингвистика и этнолингвистика, этнопсихолингвистика и социопсихолингвистика, политолингвистика, то
не до конца решен вопрос, как быть с такими языковыми проблемами, как новояз (новомова), язык и
аксиология, язык и культура, язык и религия.
Разработкой проблемы «язык и общество» занимается, прежде всего, социолингвистика[5, c. 176].
В рамках социолингвистики может быть рассмотрена проблема «язык и политика».
Однако польский лингвист В. Писарек считает, что существует самостоятельная наука
«политолингвистика – часть языкознания, занимающаяся политически обусловленными языковыми
фактами» [16, c.55-60].
Другой польский лингвист – С.Е. Риттель рассматривает ее с лингвополитической и
политолингвистической точек зрения и с обеих сторон одновременно [17, c. 14-19].
Близка к социо- и политолингвистике проблема «языка и власти» – проблема новояза (новомовы),
рассматриваемого как разновидность, как стиль языка [9;15; 30, c. 164-165].
Проблемой«язык и психология, язык и мышление» занимается наука психолингвистика.
Проблемы «язык и человек, язык и культура» изучаются этнолингвистикой и лингвокультурологией.
Это, пожалуй, два термина, которые заняли свою нишу в языкознании и порой как взаимоисключают, так
и взаимодополняют друг друга. Объясняется это тем, что лингвокультурология сравнительно недавно
стала самостоятельной наукой, отделившись от классической этнолингвистики и культурологии [11, c.4].
Причина спора ясна, поскольку в данном случае должна вестись речь не о двух науках, а о третьей,
абсолютно самостоятельной науке – говоря словами Э. Бенвениста, об одной из структур «целостной
лингвистики».
На это в свое время обращал внимание Ю.С. Степанов: «Когда ставится задача объединить в рамках
… единой теории данные языка и данные культуры, то, по-видимому, нельзя переносить языковую модель
на предметную область языка. Речь должна идти скорее о том, чтобы выработать третий, более общий
аппарат понятий, приложимый к лингвистической теории, с одной стороны, и к теории культуры – с
другой» (цит. по: [6, c. 8]).
Оперируя терминологией метанауки, следует отметить, что все перечисленные науки имеют полное
право называться самостоятельными науками, поскольку они отвечают всем требованиям, предъявляемым
к науке: имеют материальный предмет, формальный предмет, аспект (пункт видения) материального
предмета, цель, оперируют научными методами [13].
Цель. В настоящей работе мы бы хотели заметить, что все перечисленные выше науки не охватывают
того многообразия информации, знаний, которые отражает язык, и обратить внимание на еще одно
явление, на одну проблему, без решения которой невозможно себе представить развитие ни одного
общества, ни одного языка, – на проблему взаимодействия языка и религии.
Традиционно этот вопрос рассматривается в рамках