LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Релігія → Образ святого Георгия в поэзии М. Цветаевой



144

И. Г. Саевич. ОБРАЗ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ В ПОЭЗИИ М.ЦВЕТАЕВОЙ


паралелей у знаному ними світі та акцентоване окреслення історичного простору, що на ньому знаходять
відгук вчинки певної особи.
Таким чином, в українській історичній поезії Бароко кореляція "минуле-сучасне" є одним із
провідних чинників, що визначають формуванням поетики цього жанру. Разом з тим реалізований у цьому
співвідношенні діалог культурно-часових просторів сакралізованого минулого й сучасного, що потребує
легітимізації, самоутвердження та уповажнення у власних очах, уможливлює для людини Бароко
психосоціальну стабільність ментальності і визначення її місця у світі.
Література:
1. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада / Пер. с фр. – М.: Издательская группа Прогресе, Прогресс-
Академия, 1992. – 376 с.
2. Лихачев Д.С. Человек в литературе Древней Руси. – М.: Наука, 1970. – 180 с.
3. Марсове поле: Кн. 2: Героїчна поезія на Україні. Друга половина XVII – початок XIX століття. – К.; Молодь, 1989. –
384 с.: іл.
4. Українська поезія. Середина XVII ст. – К.: Наук. думка, 1992. – 680 с.
5. Ушкалов Л. Світ українського Бароко: Філологічні етюди. – Х.: Око, 1994; – 109 с.: іл.
6. Jablonowski J. Негаldyса. – L., 1748. – 202 s.
7. Niesiecki К. Неrbarz polski: W 10 t. – Lірsk: Наегtеj, 1839-1845.
8. Okolski S. Оrbis Polonus: In 3t. – Сrасоvіа: Саеsarij, 1641, 1643, 1645. – 556р.; 656р.; 360р.
9. Рарrосki В. Неrbу rусеrstwa роlskiego: Nа рісіоrо хіаg rоzdzielone. – Кrакоw, 1584. –724 s.

Поступила 03.03.2004 г.
ОБРАЗ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ В ПОЭЗИИ М.ЦВЕТАЕВОЙ
И. Г. Саевич
В статье рассматривается своеобразие авторской интерпретации христианской
святости. Образ св. Георгия в поэзии М.Цветаевой истолковывается в сопоставлении с
иконописным и агиографическим источниками.
Ключевые слова: иконопись, агиография, символика подвига, герой, авторская
интерпретация
У статті розглядається своєрідність авторської інтерпретації християнської святості.
Образ св. Георгія у поезії М.Цвєтаєвої витлумачується у зіставленні з іконописним та
агіографічним джерелами
Ключові слова: іконопис, агіографія, символіка подвигу, герой, авторська інтерпретація
In the article the authoris conceptual interpretation of Christian sainthood in considered. The
figure of St.George is analyzed in comparison to iconographic and hagiographic sources.
Key words: iconography, hagiography, heroic deeds, hero, authorial interpretation
Один из наиболее почитаемых христианской церковью святых Георгий Победоносец на протяжении
многих веков остается знаковой фигурой в культуре многих народов. В наше время Георгия считают
«своим» святым и покровителем в Англии, Грузии, России, Украине. Под его заступничеством находятся
отдельные города. С ХIV в. изображение всадника на коне сначала становится эмблемой, затем входит в
герб Москвы, а позже и в состав государственного герба Российской империи, где в 1769 г. был учрежден
военный орден святого великомученика и Победоносца Георгия, а в 1913 – военный Георгиевский крест.
В Англии с ХIV в. известен Крест святого Георгия (красный на белом фоне), а также Орден Подвязки,
которому покровительствует святой [1].
Христианская церковь прославила святого Георгия в чине великомученика. На Руси культ Георгия
Победоносца во многом был предопределен почитанием Георгия Ярославом Мудрым, который принял
при крещении его имя и считал Георгия своим духовным покровителем. Житие повествует о нем как о
крупном военачальнике, проповеднике, заступнике невинной жертвы. Наиболее известным посмертным
чудом считается победа Георгия над змием. По велению Иисуса Христа на место жертвоприношения, где
должна была погибнуть царская дочь, явился юноша на белом коне с копьем в руках. С молитвой к Богу
он бросился на змия и укротил его. В других вариантах жития, распространенных в Византии и на Руси,
повествуется о бескровном подвиге Георгия – силой молитвы-заклинания. Самым популярным и со
временем затмившим все остальные оказался мотив змееборчества. Изображение святого Георгия
Победоносца на белом коне в красном плаще, прободающим копьем змея, стало иконописным каноном


РАЗДЕЛ 3. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
145

(«Чудо святого Георгия о змие»), хотя в иконописи распространены и житийные иконы («Георгий
Великомученик в житии»). С житием связана и фольклорная традиция поклонения святому
(в просторечии Егорию Храброму) как покровителю пастухов и стад. Особо популярными были духовные
стихи о Егории Храбром, где образ героя подвергся трансформации вследствие двоемирия, основанного
на синтезе христианского и языческого восприятия действительности. Житийный, иконописный
и фольклорный тексты послужили основными источниками авторской интерпретации образа святого.
Исследовательский интерес к образу св. Георгия ограничивался преимущественно областью
агиографии, иконописи и народного поэтического творчества [2; 5]. Целью этой статьи является
определение своеобразия художественной интерпретации образа святого в творчестве М. Цветаевой
в сопоставлении с иконописным и агиографическим источниками.
Вера в заступничество святого, его величие, рыцарственный облик, благородство и мужество,
запечатленные в вечности, привлекли внимание многих писателей и поэтов. Особенно плодотворной в этом
отношении оказалась литература начала ХХ в.: появилась целая галерея индивидуально-авторских вариантов
прочтения архетипов воина, мученика за веру, проповедника, заступника невинной жертвы, покровителя
животных. Знаменательной считаем интерпретацию культурной символики образа Георгия Победоносца
в творчестве А.Блока, К.Бальмонта, М.Кузмина, М.Цветаевой, Б.Пастернака. Произведения этих писателей
различны по жанровой принадлежности, источникам, причинам, побудившим авторов воплотить известные
мотивы. При всем различии поэтического мировосприятия многих писателей сближает обращение в поисках
идеального героя к феномену известного святого, ставшего символом победы.
Сложный ХХ век оправдал апокалиптические предчувствия многих художников к. ХІХ – нач. ХХ вв.
Мир нуждался в заступнике, способном остановить кровопролитие, разруху, вражду. Вера в торжество
добра над злом поддерживала надежду на появление нового героя современности (знаменательно, что имя
«Георгий» фонетически близко «герою»), поскольку решение проблем кровавого времени оказалось
неподвластным обычному человеку. Надежда на чудо как на последнюю возможность избавления от
земных бед обусловило обращение писателей к христианскому идеалу человека. М. Цветаева
в молитвенном заклинании призывает Георгия-героя сойти с иконы и защитить всех от хаоса и разрухи
(«Московский герб: герой пронзает гада…», 1918): «Во имя Бога и души живой / Сойди с ворот,
Господень часовой! / Верни нам вольность, Воин, им – живот, / Страж роковой Москвы – сойди с ворот! /
И докажи – народу и дракону – / Что спят мужи – сражаются иконы» [6, с.121].
Художник, обладающий тонкой и ранимой душой, редко бывает приспособлен к внешнему
вторжению в личную жизнь, поэтому неизбежно ищет опору в незыблемых ценностях. Само время
определило предполагаемый облик заступника, тем более что очевидной была историческая аналогия
с периодом жестокого гонения на христианскую веру – ІІІ-ІV вв. (время жизни св. Георгия) – эпохой,
обагренной кровью первых мучеников. Интересно, что общий настрой поэмы (кантаты) М. Кузмина
«Св. Георгий» (1917) М. Цветаева в статье «Поэт и время» определила как созвучие революционной
эпохе: «в его византийском Св. Георгии […] – шаг Революции, слушал бы иностранец, сказал бы: бой.
Об этой революционности говорю. Другой для поэта нет» [6, с.277].
Анализируя образ св. Георгия в житийной литературе и изобразительном искусстве, М.В.Алпатов
отмечал, что, несмотря на их взаимовлияние, полного совпадения в понимании Георгия никогда н