LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Релігія → "Объединяющий" символ самости в религиозно-философской традиции буддизма

158
Гринь А.Н.
СУВЕРЕНИТЕТ ЛИЧНОСТИ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ И ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТЫ
Источники и литература

1. Аристотель. О душе // Аристотель. Сочинения: в 4-х т. – Т.1. – М., 1975.
2. Баллестрем К.Г. Власть и мораль (основная проблема политической этики) // Философские
науки. – 1991. – № 8.
3. Бертран Р. Власть. Социальный анализ // Антология мировой политической мысли. – Т. 2. –
М.,1997.
4. Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Часть 3. Философия духа. Сочинения. – М.,
1974. – Т.3. – С. 291.
5. Гоббс Т. Сочинения. В 2 т. – М., 1991.
6. Локк Дж. Два трактата о правлении. Соч.: в 3 т. – М., 1988.
7. Черниловский З.М. Гражданское общество: опыт исследования // Государство и право. –
1992. – №6. – С.140–156.
8. Холостова Т.В. Человек как предмет социально-антропологического исследования // Очерки
социальной антропологии. – СПб., 1995. – С. 74–84.
9. Социология: словарь-справочник. – М., 1990. – Т. 1–3.
10. Краткий словарь по философии под ред. И.В. Блауберга. – 4-е изд. – М.: Политиздат,1982.
11. Конституция Украины // Голос Украины. – 27 июля 1996 года. – № 138 (1588).

Забелина Л.А.
«ОБЪЕДИНЯЮЩИЙ» СИМВОЛ САМОСТИ В РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКОЙ
ТРАДИЦИИ БУДДИЗМА

В буддизме, гностический архетип Самости, в качестве символа просветления сознания получил дос-
таточно широкую интерпретацию, на этом сделан главный акцент в учении буддизма, но свое символиче-
ское выражение архетип Самости получил свое дальнейшее развитие лишь в мистическом направлении
тибетской ваджраяны. Учение буддизма, в основе своей отличающееся от других религиозно-
философских концепций отсутствием каких-либо догм и установок, направлено на преодоление двойст-
венности человеческого сознания. С точки зрения буддизма, наше разделение на добро и зло заложено
уже в самой природе человеческой личности. Пять скандх, составляющих личность – тело, ощущения,
чувства, восприятие и сознание – являются причиной существования двух полюсов жизни, между кото-
рыми человек постоянно колеблется. Как отмечает К.Г. Юнг: «существенная этическая задача буддизма
заключается в том, чтобы не позволять противоположностям оказывать влияние на себя (nirvana – свобо-
да, незатронутая противоположностями), но возвышаться над ними, ибо освобождение от противополож-
ностей ведет к спасению» [1, c.246].
В буддийской метафизике нирвана выступает как высшая ступень гносиса, в отличие от индуизма, где
достижение нирваны хотя и является высшей духовной ступенью адепта, но зачастую она понимается как
вечное блаженство в слиянии с божеством. В буддийской философии нирвана осознается как полное пре-
кращение бытия в мире, растворение в пустоте своего Сознания, бесформенного и бескачественного, пре-
бывающего в целостной гармонии покоя и пустоты. В ходе истинного духовного опыта бодхи, в котором
заключена неизменная изначальная мудрость, человек совершает проникновение в истинную природу
всех вещей, ведущее к прекращению существований в сансаре. Но в то же время, парадоксальным поло-
жением буддийской философии является утверждение, что нирвана и сансара едины, лишь невежествен-
ный человек разделяет эти два проявления изначально пустотной природы сознания. Известный буддий-
ский проповедник, основоположник тибетской ваджраяны Падмасамбхава говорил: «Хотя мудрость Нир-
ваны и невежество сансары кажутся двумя различными состояниями, они на самом деле не делимы. При-
нимать их иными, нежели как единое, есть заблуждение…[2, c.197] Противоположностей в действитель-
ности не существует, также не истинен плюрализм. Просветление невозможно, пока не будет отброшен
дуализм и познано единство. Вся сансара и нирвана как нераздельное целое суть ум индивида» [3, c.194].
Таким образом, для последователей буддизма, основной целью духовного пути является не достижение
какого-то сакрального состояния блаженства, а истинная внутренняя гармония всех проявлений сознания,
гармония, в которой примиряется борьба противоположностей. В таком состоянии пробужденного созна-
ния извечное противостояние сознания и бессознательных проекций находит свое естественное разреше-
ние в пустотной природе всех психических феноменов. Согласно «Тибетской книги мертвых», «Все види-
мое и невидимое, сансара и нирвана имеют одну основу (т.е. Пустоту), два пути (авидья и видья) и две це-
ли (сансару и нирвану)... Основание всех вещей – несозданное, самосущее, не составленное из частей и
находящееся за пределами ума и речи. Его нельзя назвать сансарой и нельзя назвать нирваной. Отсюда
следует, что Шуньята, Пустота которая есть синоним Дхармакаи трансцендентна всем умопостроениям
ограниченного ума с его иллюзорными представлениями и такими антиномиями дуалистического миро-
восприятия, как нирвана и сансара» [4, c.271]. В целом, учения и практики, получившие развитие в раз-
личных школах и направлениях буддизма имеют целью направить своих последователей к углубленному
созерцанию природы своего собственного ума, имеющего трансцендентно-пустотную природу будды.
Разные школы по-разному акцентировали свое внимание на соотношении двух онтологически значимых
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
159

категориях буддийской метафизики – сансары и нирваны, но наиболее глубоко буддийская концепция
«не-дуальности» была осмыслена в дзен (чань) – буддизме и тибетском тантризме.
Из всех направлений буддизма «объединяющий» символ Самости и его антропоморфный образ анд-
рогина наиболее широко был представлен в тибетской ваджраяне или, так называемом, тантрическом буд-
дизме. Ваджраяна явилась третьим направлением в буддизме, в котором духовное и литературное насле-
дие хинаяны и махаяны дополнилось новыми методами, практиками, текстами (именуемыми тантрами),
мифологией и ритуалами. Для ваджраяны характерны таинства посвящений и обрядов, идея непривязан-
ности к нравственным запретам, и стремление преобразить негативные стороны и силы личности для ус-
корения духовного роста и развития. В ваджраяне культивировались и создавались новые виды йоги, в за-
висимости от которых направление делится на системы внешней и внутренней тантры. Внешняя тантра
передавалась от учителя к ученику на первоначальном этапе посвящения, и в своей основе направлена на
исполнение ритуала со знанием основ психофизических тренингов йоги. И если во внешних тантрах ут-
верждалось еще различие между двумя истинами, и в практическом ритуале божества не визуализирова-
лись со своими партнершами. То во внутренних тантрах, напротив, две истины считаются нераздельными,
все феномены равны, божества визуализируются со своими партнершами, и окончательный результат мо-
жет быть обретен в этой жизни. К внутренним системам, именуемым обобщенно Ануттара-йога-тантра, т.
е. наивысшие тантры относятся маха-йога, ану-йога и ати-йога. Маха-йога, или Великая йога созерцания
иллюзорного тела, называемая также отцовской, поскольку упор делается на действенном сострадании и
методе, мужском начале духовности. Последователи этого пути, используют все вещи, никоим образом к
ним не привязываясь, так как считают, что все проявления в мире имеют иллюзорную природу. Все вещи
принимаются на абсолютном уровне как сущность ума и Дхармакая. На относительном уровне все мани-
фестации, мысли и проявления рассматриваются как сакральные аспекты Божеств. Ученик воспринимает
все существующее как Божеств и концентрируется на недвойственности блаженства, ясности и немысли.
Он может стать просветленным в этой жизни.
Ану-йога, или йога созерцания Пустоты – Шуньяты считается материнской, то есть практикующей
открытие интуитивной мудрости -Праджни в качестве женского начала духовности. Эта практика не уде-
ляет много внимания визуализации Божеств. Основной упор ученик делает на