LibRar.Org.Ua — Бібліотека українських авторефератів

Загрузка...

Головна Релігія → Пятидесятники Крыма в 40-50-е годы ХХ века

Севастополя, которое подписали более 30 человек [21].
Характерной чертой движения "пятидесятников" Крыма стало то, что в 1957 году их лидеры Вощило,
Егоров и другие стали держать себя в "тени". Например, по указанию Вощило, при его прямом руково-
дстве в начале октября 1956 года в Симферополе провели общее собрание членов ХВЕ, где пресвитером
избрали Коркосенко, 1937 года рождения, одновременно его избрали на нелегальный съезд "пятидесятни-
ков", который состоялся в г. Днепропетровске. На этом съезде Коркосенко был избран делегатом в Моск-
ву. После поездки в Москву, Коркосенко, для оживления работы "пятидесятников" был направлен в
Днепропетровск, Днепродзержинск, Черкассы и другие города. Кроме того, Вощило, Коркосенко и Вяже-
вич систематически собирали руководителей групп "пятидесятников" области. На этих совещаниях уточ-
нялись и разрабатывались многие догматические положения, составлялись тексты заявлений на открытие
молитвенных домов, устанавливались дни и часы молитвенных собраний, распорядок в молитвенных до-
мах. Каждый из лидеров "пятидесятников" отвечал за связь с различными городами Украины. Так Вощило
поддерживал связь с общинами Херсона, Киева, Днепропетровска и с Кубанью.
В январе 1957 году Коркосенко и Вяжевич были арестованы.
21 января 1957 года от имени 155 верующих Симферопольской общины "пятидесятников" к уполно-
моченному М. Рудакову обратились Д.А. Пешков, Н.В. Голышев и Ф.А. Нечаев. Они передали ему хода-
тайство следующего содержания: «Просим Вас, от лица нашей общины вступиться за дело истинное и за-
конное, указать местным властям, а также и работникам государственной безопасности о незаконном аре-
сте пресвитера нашей общины Коркосенко Андрея Григорьевича, а также незаконной конфискации свя-
щенных книг. Просьбе нашей просим не отказать" [22].
На вопрос уполномоченного: " Почему Вы до сих пор не прекратили нарушать советские законы?",
представители общины ответили, что они молятся "согласно Конституции Советского Союза, советских
законов не нарушают, объединяться с евангельскими христианами-баптистами не собираются, а ждут раз-
решения на регистрацию их общества". Верующие заявили, что если их требования не будут удовлетво-
рены, то они поедут в Москву и будут добиваться личной встречи с тов. Ворошиловым. В ходе встречи с
уполномоченным верующие -"пятидесятники" попытались объяснить ему, почему они не могут объеди-
ниться с евангельскими христианами-баптистами. По их мнению в общинах ЕХБ отступают от евангель-
ских догм, а они, "пятидесятники" их строго придерживаются.
Уполномоченный в очередной раз предупредил лидеров общины о незаконности их деятельности. Он
поставил их в известность, что если они не прекратят проведение собраний, то он передаст дела прокуро-
ру. В ответ на это Голышев заявил: "Можете передавать дело прокурору, мы десять лет молились в подпо-
лье, по Советскому Союзу 100 тысяч человек отошли от ЕХБ, мы не соединимся с ними, а будем молиться
в подполье, а если нас и арестуют, то за нашего Иисуса Христа можно и пострадать". Присутствующие
поддержали его слова [23].
Члены общины пришли на прием в отделение госбезопасности, однако их не приняли. После этого
они вновь пришли к уполномоченному и потребовали, чтобы тот помог узнать о судьбе Коркосенко. Од-
нако Рудаков заявил, что не имеет права вмешивается в действия следственных органов. Голышев вновь
Вопросы духовной культуры – ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
117

заявил уполномоченному: " Можете всех нас арестовать, а объединятся с ЕХБ не будем" [24].( ГААРК. -
Ф. Р.3295. - Оп. 1. - Д.18. - Л.47.)
В Феодосии до своего ареста общиной руководил Иван Вяжевич, 1928 года рождения. Его помощни-
ками были бывшие руководители общины Егоров и Бубенец. После ареста Вяжевича общиной стал руко-
водить Бубенец.
В Керчи "пятидесятниками" руководил Александр Хелик, 1928 года рождения. Он стал одним из за-
местителей Вощило. В его задачу входила поддержка связи с общинами области.
В Старом Крыму руководителем "пятидесятников" являлся Леонтий Карлашев. Его помощниками
были Середенко и Самсонов. В Евпатории общиной руководил Вощило.В Севастополе - Василий Сикор-
ский [24].
В 1957 году во время суда над лидерами Симферопольской и Феодосийской общин верующие стали
устраивать акции массового неповиновения, что было новым явлением в жизни советского общества. В
Феодосии возле здания суда они устроили демонстрацию, во время которой раздавались возгласы «судят
нашего Иисуса», а также раздавались крики и плач.
В Симферополе во время суда над Коркосенко были заполнены все этажи и коридоры областного суда
и было устроено моление на коленях. После того когда был оглашен обвинительный приговор, верующие
стали проводить в своих незарегистрированных молитвенных домах моления протеста. Все окна молит-
венных домов были широко раскрыты и из них раздавалось громкое песнопение и плач [25].
После ареста Коркосенко Симферопольскую общину ХВЕ возглавили: Николай Васильевич Голышев,
1925 г.р., и Демьян Архипович Пешков, 1927 г.р., печник пожарной охраны УВД по Крымской области.
Пешков после призыва в армию отказался принять присягу, за что был сужден на 3,5 года [26].
Голышев и Пешков арендовали за 350 рублей в месяц у гр. А. Е. Сложинской, проживающей по адре-
су ул. Чонгарская, 11, комнату размером 50 кв. метров, провели в ней капитальный ремонт и стали откры-
то, шесть раз в неделю проводить молитвенные собрания.
Руководители группы Голышев, Пешков и Нечаев были вызваны к уполномоченному, предупреждены
о незаконных действиях и были ознакомлены с документом об отказе общине в открытии молитвенного
дома.
В 1957 году уполномоченный вызвал к себе на прием ряд жителей города Симферополя, которые пре-
доставляли «пятидесятникам»свое жилье для проведения молитвенных собраний. 28 марта 1957 года был
вызван П. В. Трофимов, 1927 ода рождения. Трофимов имел среднее медицинское образование, однако
работал обойщиком на мебельной фабрике. Верующим-«пятидесятником» он стал в 1952 году. На замеча-
ние уполномоченного он заявил: «На моей квартире молитвенные собрания не проводятся, а вечера для
молодежи и женщин устраивал. Почему я не могу к себе пригласить моих друзей, родных и провести с
ними вечер, без выпивки, но с нашим Господом. Проводили и будем проводить такие вечера. В Конститу-
ции записано – свобода собраний, свобода вероисповедания. Местные власти нас притесняют, но мы гото-
вы за нашего Бога и пострадать» [27].
29 марта по вызову пришли Г.Ф. Самойлова, и В.Г. Максимов. Самойлова заявила, что на ее кварти-
ре собрания не проводятся.
Вениамин Максимов в 1954 году вернулся из армии к отцу, который жил в